Волочебный обряд

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ф. Н. Рисс. Скоморохи в деревне. 1857

Волочебный обряд (волочёбный обряд, зелёные святки[1], обход волочобников, влачебников, волынщиков, лалынщиков, лалыльщиков, куралесников) — весенний обход домов с величально-заклинательными песнями, древний обряд аграрного цикла, совершаемый перед началом сева[2]. Проводился обычно вечером в пасхальное воскресенье[2], иногда накануне или в понедельник.

Обряд известен преимущественно на территории сев., с.-зап. и центр. Белоруссии, а также в прилегающих районах польского Подляшья, в Виленской, Псковской, Смоленской областях, частично — в Калужской, Орловской[3], Белгородской[4], Черниговской областях. В XX веке обряд был также зафиксирован у населения востока Тверской области и в Западной Сибири, где, возможно, является поздним заимствованием от переселенцев-белорусов. Название обряда связано с глаголом волочить, волочиться, то есть идти, брести, шататься (ср. типичный песенный зачин: «Валачобнiчкi валачылися...»). Обряд близок к колядованию[2] и вьюнишнику — в Чехии волочебные песни так и называются — koleda.

История[ | ]

Первоначально, вероятно, волочебные обряды исполняли бродячие странники, калики перехожие — мужская компания, состоящая в основном из молодых парней. Ходили из двора во двор, за славленье получали подарки: яйца, пироги, водку, иногда большие угощения[5].

Волочебники[ | ]

Участники обряда — мужские группы, состоящие из 8—10 (иногда до 20) человек. В основном это мужчины средних лет и молодые парни. Лишь изредка к ним могли присоединиться старики и замужние женщины, а девушки и дети не участвовали вовсе. В отличие от колядных групп, среди волочебников не было ряженых. Возглавлял дружину «починальник» или «запевала», который руководил всем ходом обряда, подбирал песенный репертуар, сам начинал пение, принимал вознаграждение от хозяев. Ему помогали музыканты (с дудой и скрипкой) и «мехоноша» («мехоножыч»), в обязанности которого входило ношение мешка с полученными за пение продуктами. Все остальные члены дружины («подхватники») хором исполняли припев волочебных песен[3].

Тех, кто совершал обходы в различных регионах, называли поразному: волочебниками, христованниками, галыкальниками, воловниками, лалынщиками, кукольниками, волховниками, скоморохами. Считалось, что волочебники — люди Божьи, и своими обходами они приносят удачу хозяевам, плодовитость скоту, урожайность на полях, ставят защиту дворов от различных природных стихий[6].

Завершив обходы дворов в деревне, волочебники собирались в одном из домов или в последнем доме, к какому они приходили с ритуальным распеванием, и устраивали там застолье с весёлыми играми, танцами, песнями, шутками[7].

На юго-западе и западе России такую группу называли христованниками[8].

Особенности[ | ]

Волочебники начинали ходить по домам в пасхальное воскресенье после вечерни и продолжали обряд всю ночь. На рассвете хождение прекращалось, даже если за ночь не успевали обойти все дворы. В Себежском уезде Витебской губернии (сейчас Себежский район Псковской области) обход мог возобновляться и в следующие две ночи. Группа певцов посещала не только дома своего села, но заходила и в соседние села, если они принадлежали к тому же церковному приходу. Подойдя к дому, участники обряда становились под окном полукругом, в середине — «починальник», который спрашивал у хозяев разрешения «дом развеселить», после чего начинали петь. Хозяева одаривали волочебников через окно, в большинстве случаев приглашать их в дом было не принято. Обычно хозяева ожидали прихода волочебной дружины как желанных и благословенных гостей, от визита которых зависит благополучие в доме. Их старались щедро одарить (крашеными яйцами, салом, хлебными изделиями, деньгами) и оказать им всяческие почести, чтобы обеспечить себе богатство и удачу на весь год. Завершив обряд, волочебники собирались в доме одного из участников и делили собранное, отдавая большую часть «починальнику»[3].

В Подляшье (Польша) обряд назывался «ходить по волочебным», или «ходить с Конопелькой»[9] (польск. chodzenia po wołoczebnym, chodzenia z Konopielką). Волочебники носили на жерди куклу. В доме, где была девушка, пели «Конопельку» (польск. ), сравнивая её со стройной девушкой[10]. Во время обряда ряженые парни заходили в дом, где жила девушка на выданье, сцепив руки обязательно крест-накрест, сажали девушку на руки и раскачивали её как на качелях под пение веснянки «Тонкая, белая конопелька»[11][12]. Подходя к дому, «главарь» группы обращался к хозяевам со словами: «Разрешите, хозяева, ваш дом развеселить и нам весёлым быть». Затем входили в избу и пели сначала религиозную песню, а потом «Конопельку». Если при обходе не заходили в какой-то дом, где живёт девушка, то она считала, что её «осрамили», так как это считалось публичным оскорблением, пренебрежением в глазах всего села[13].

Песни и танцы[ | ]

В белорусских особых волочебных песнях в поэтической форме показывается весь земледельческий календарь крестьян, начинающийся Великоднём, который можно считать началом года, Новым годом. Кажый куплет песни сопровождался одним из припевов: «Слава табе, Божа, на ўвесь свет!», «Да й віно ж, віно зеляно!», «Вясна красна, зялёна!», «Хрыстос уваскрос, Сын Божы!» и другие. Пример одной из самых красивых волочебных песен:

Оригинал
На добры вечар, сам пан хазяін!
Ой, калі ж ты спіш, так Бог з табою,
Калі не спіш, так выйдзі са мною,
Паслухай, што ў небе гудзе.
Прачыста ідзе, трох гасцей вядзе.
Першы госць — яснае сонца,
А другі госць — ясны месяц,
А трэці госць — дробны дожджык.
 — Чым пахвалішся, яснае сонца?
 — Як я ўзыйду рана ў Нядзелю,
Дак парадуецца ўвесь мір раждзёны.
 — Чым пахвалішся, ясны месяц?
 — Як я ўзыйду позна з вечара,
То зрадуецца купец у дарозе,
Тавар у аборы і шчука ў моры.
 — Чым пахвалішся, дробны дожджык?
 — Як я прыйду тры разы ў маі,
Зародзіць Бог жыта, пшаніцу,
(Жыта, пшаніцу), ўсякую пашніцу.                  

А ў ляску, ляску на жоўтым пяску
Зялёна ёлка, зялёна!
Салаўі гудуць, цэркву будуюць,
3 трыма вакнамі, чатырма ўгламі.
У адно акно сонца увайшло,
У другое вакно месяц увайшоў,
У трэцяе вакно сокал уляцеў,
Сокал уляцеў, слязу ураніў.
А з тае слязы рэчанькі пашлі,
Рэчанькі пашлі усё быстрыя,
Рэкі быстрыя, беражыстыя[14].
Перевод с белорус.[15]
Добрый вечер, сам пан хозяин!
Ой, коли ж ты спишь, так Бог с тобою,
Коли не спишь, так выйди со мною,
Послушай, что в небе гудит.
Пречистая идёт, троих гостей ведёт.
Первый гость — ясно солнце,
Другой гость — ясный месяц,
А третий гость — мелкий дождик.
 — Чем похвалишься, ясно солнце?
 — Как я взойду рано в Воскресенье,
Так порадуется весь мир рождённый.
 — Чем похвалишься, ясный месяц?
 — Как я взойду поздно с вечера,
То возрадуется купец в дороге,
Скотина в хлеву и щука в море.
 — Чем похвалишься мелкий дождик?
 — Как я пройду три раза в мае,
Зародит Бог жита, пшеницу,
(Жита, пшеницу), всякую пашницу.

А в леску, леску на жёлтом песку
Зелёна ёлка, зелёна!
Соловьи гудят, церкви строят,
С тремя окнами, четырьмя углами.
В одно окно солнце вошло,
В другое окно месяц вошёл,
В третье окно сокол влетел,
Сокол влетел, слезу уронил.
А с той слезы реченьки пошли,
Реченьки пошли всё быстрые,
Реки быстрые, бережистые.

В Минской и смежных с нею губерниях пляшут на этих первых весенних игрищах особые пляски — «метелицу» и «завейницу»[16]. «Метелица» известна также русскому и украинскому танцевальному фольклору[17].

В Поречском уезде Смоленской губернии «хождение волочебников» начиналось в Великдень. «В самый день Воскресения Христова с самого раннего утра мужики, парни и дети собираются в отдельные партии, начинают ходить по порядку из одного дома в другой, становятся в передний угол, поют песни, за которые принято дарить певцов, и наконец, христосуясь, поздравляют с праздником хозяина и всю его семью».

Не шум шумит, не гром гремит!
      Христос воскрес! Сын Божий!
      (Припев после каждого стиха).
Шумят, гремят волочебники!
А к чьему двору, ко богатому —
Ко богатому — к Николаеву (имя хозяина).
Хозяюшка, наш батюшка!
Раствори окошечко, посмотри немножечко!
Что у тебя в доме деется?!
Среди двора, против окна кутняго,
Стоит церковь с ярого воску.
А в той церкви все праздники —
Все святые, годовые,
Из года в год раз побывают,
Христа величают!
Первый праздник — Егорий;
Второй праздник — святой Микола,
Третий праздник — Пречистая Мать!
Хозяюшка, наш батюшка,
Кого у тебя дома нет?!
Дома нет Ильи с Петром:
Илья с Петром в чистом поле,
По метам ходят — жито родят:
Туда идёт, засевая, оттуда идёт, заклиная;
Он раз резнёт — сноп нажнёт,
Два резнёт — бабку ставит,
Три резнёт — хоровод ставит.
Бабка от бабки — полторы пятки,
Сноп от снопа — полтора ступня,
Хоровод от хоровода — полтора перевода[18].

После пожелания в такой форме богатого урожая волочебники переходили к просьбе об одаривании их самих, выделяя лиц, игравших особую роль в обходах: поминальника (запевалы, зачинщика), скомороха и хомяножи (тот, кто носит сумку с дарами).

Хозяюшка, наш батюшка,
Не вели томить, прикажи дарить!
Наши дары не великие:
Не рублем дарят — полтиною,
А и той золотою хоть гривною,
Починальчику — по десяточку,
Кто за ним поёт — по пяти яиц,
А скомороху — сито гороху,
Хомяноже — кусок сала,
Кусок сала — боты мазать,
Чтоб не топтались, грязи не боялись,
Не хочешь дарить — ступай с нами ходить,
С нами ходить — собак дразнить,
А где не перейдём — там тебя положим[18].

В той же Смоленщине в XIX веке существовали особые названия волочебных песен для хозяев и молодых девушек. Всю Светлую неделю молодые парни ходят по деревням и у каждого дома под окном поют так называемый «куралес», за что всякий хозяин, которому они пропоют, величаючи его по имени, — подаёт им сала, яиц, пирога и денег. Вот, например, одна из этих «куралесных» песен смоленских волочебников:

Ай шли, прошли волочебники.
      Христос воскрес, Сыне Божий!
      (Припев после каждого стиха).
Аны шли, пройшли, волочилися.
Волочилися, намочилися.
Аны пыталися до того двора, до Иванова.
Ти дома, дома сам пан Иван?
Он не дома, а поехал во столен город.
Соболева шапка головушку ломит.
Кожаный пояс середину ломит.
Куння шубка по пятам бьется.
Вы дарите нас, не морите нас!
Пару яиц на ясминку.
Кусок сала на подмазочку.
Конец пирога на закусочку.

В некоторых же домах, где есть молодые девушки заневестившиеся, волочебников просят спеть ещё «Паву»:

Пава рано летала;
Раньше того девица встала,
Да перья собирала,
В веночек ввивала,
На головку надевала,
Сукните молодца,
Подайте колос!

За «Паву» платят волочебникам отдельно: кто гривенник, кто двугривенный. Все, что ни подадут, берут певуны-волочебники, и ни в одной хате не откажут им в подаянии, а последнюю девушки считают чуть не за молитву о хорошем женихе и потому особенно щедро вознаграждают певунов[16].

По мнению Михаила Грушевского[19], существовало два цикла волочебных новогодних обрядов: на Коляду (Рождество) и на Великдень (Пасху). Причём в подобных формах, а иногда и с одними и теми же текстами. И только с отмиранием волочебных обрядов они больше сохранились на Коляду. Он отмечает, что «наши коляды не имеют в себе ничего специально зимнего», наоборот они скорее весенние. С другой стороны, волочебные величания говорят про «новый год — новое лето»:

Да вжо ж вам песня спета,
Песня спета против лета,
Против лета — лета тёплаго,
Против году — году новаго,
Против вясны — вясны красныя[20].

Возможно, это были постоянные «величальные» темы, использовавшиеся и на Вьюнишник — (Вьюнец на Радоницу или Егорьев-день и на Семик), летом (Вьюны на ), осенью (Авсень? на Большие Осенины) и в конце зимы (на Масленицу).

Волочебные дни[ | ]

Волочебниками у русских назывались три дня — суббота, Великдень и следующий понедельник. У украинцев был «Волочильний понедiлок»[19]. У белорусов волочебники («волочевники») разделялись на «хлопский» — в понедельник и «дивчацкий» — во вторник[21], основным же днём, вероятно, была страстная суббота, которую называли «Вялiкдзень валачобны».

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]