Государственный банк Российской империи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Здание Государственного банка у Банковского моста. Построено Дж. Кваренги для Государственного ассигнационного банка.

Государственный банк Российской империи — центральный банк в дореволюционной России — был учреждён в 1860 году на основе реорганизации Государственного коммерческого банка. Основные положения процедуры реорганизации и устав Государственного банка были утверждены указом Александра II от 31 мая 1860 года, опубликованным 9 июня 1860 года[1].

История[ | ]

Первый в истории Российской империи Государственный банк был учреждён 25 мая 1762 года императором Петром III с целью эмиссии ассигнаций[2]. Банк существовал только де-юре, де-факто он создан не был, поскольку через 34 дня после издания указа об учреждении банка Пётр III был свергнут в результате дворцового переворота. Впоследствии в Российской империи был учреждён ряд банков, в названии которых присутствовало определение «государственный», но ни один из них, как и первый, не выполнял всех основных функций центрального банка.

Государственный банк, учреждённый в 1860 году в качестве центрального, являлся государственно-правительственным банком. Основной капитал, первоначально выделенный ему из капиталов государственных заёмного и коммерческого банков, составлял 15 млн руб. Резервный капитал ограничивался 3 миллионами рублей, 1 млн из которых выделялся из тех же источников. Остальная часть резервного капитала должна была формироваться за счёт отчислений от прибыли банка. Государственный банк был важнейшим звеном государственной системы, органом проведения экономической политики правительства. Являясь в соответствии с уставом банком краткосрочного и среднесрочного коммерческого кредитования (не более 9 месяцев), он был крупнейшим кредитным учреждением страны. Кредитование торговли и промышленности Государственный банк осуществлял через сеть своих контор и отделений, а также через коммерческие банки. При создании Государственного банка к нему от Государственного коммерческого банка перешли 7 контор. В начале 1917 года в состав Государственного банка входили: 11 контор, 133 постоянных и 5 временных отделений, 42 агентства при зернохранилищах. Кроме того, в это время Государственный банк руководил банковскими операциями, которые осуществлялись в 793 казначействах.

1860—1880-е годы[ | ]

Согласно п. 1 устава 1860 года Государственный банк учреждался для «оживления торговых оборотов и упрочения денежной кредитной системы». Но основную часть ресурсов банка на первом этапе его развития поглощало прямое и косвенное финансирование казны, а также операции по ликвидации дореформенных государственных банков. Помимо этого Государственный банк выполнял функции, относившиеся к аппарату Министерства финансов, — проводил выкупную операцию и вел делопроизводство по ней, а также поддерживал Государственный дворянский земельный и Крестьянский поземельный банки. В качестве органа экономической политики правительства Государственный банк принимал активное участие в создании банковской системы России. При его поддержке создавались акционерные банки и общества взаимного кредита.

Операции Государственного банка как банка краткосрочного коммерческого кредита должны были заключаться в учёте векселей и других срочных правительственных и общественных процентных бумаг и иностранных тратт, покупке и продаже золота и серебра, получении платежей по векселям и другим срочным денежным документам в счёт доверителей, приёме вкладов, производстве ссуд (кроме ипотечных), покупке государственных бумаг за свой счёт.

Срок выдаваемых Государственным банком коммерческих ссуд был не более девяти месяцев. По ссудам под залог он не должен был быть менее одного и более шести месяцев. Залогами могли служить правительственные процентные бумаги и оплаченные акции обществ, компаний и товариществ, принимавшихся в залог по казенным подрядам и откупам, а также золото и серебро в слитках и иностранной монете и товары, сложенные в амбарах за печатью Государственного банка. Ссуды по этим залогам не должны были превышать 75-85 % цены их по последнему биржевому курсу.

Учёт векселей согласно уставу допускался только в случае, если они были основаны на торговых сделках. При этом в отличие от Государственного коммерческого банка, которому во избежание потерь запрещалось выдавать мелкие ссуды, Государственному банку разрешалось учитывать векселя на незначительные суммы при условии их надежности.

По уставу Государственный банк был подведомственным Министерству финансов и находился под наблюдением Совета государственных кредитных установлений. Принципиальные вопросы по Государственному банку решались и оформлялись через Особенную канцелярию по кредитной части. «Непосредственным главным начальником» Государственного банка являлся Министр финансов.

Управление всеми операциями и делами банка и наблюдение за их производством возлагалось на правление банка, которое состояло из управляющего (председателя), его товарища (заместителя), шести директоров и трёх депутатов от Совета государственных кредитных установлений.

При правлении Госбанка функционировал Учётный и ссудный комитет, который состоял из управляющего банком, его товарища, двух директоров банка и четырёх членов от купечества. Председателем комитета являлся управляющий банком. Члены Учётного и ссудного комитета от купечества избирались на два года из купцов первой и второй гильдий, торговавших в Санкт-Петербурге. В их обязанности входила оценка поступавших для учёта векселей, оценка товаров для предоставления подтоварных ссуд и выяснение кредитоспособности клиентов.

Большую часть своих ресурсов в 1860—1870 годах Государственный банк вкладывал в государственные и гарантированные ценные бумаги. Кроме того, он выдавал краткосрочные и долгосрочные ссуды Государственному казначейству. К 1879 г. долг Казначейства Государственному банку составлял 478,9 млн рублей. Погашение долга, начавшееся в 1881 г., закончилось в 1901 году.

Из коммерческих операций наибольшее развитие в течение 1860-80-х гг. получили учёт векселей, покупка и продажа процентных бумаг и ссуды под процентные бумаги.

Кредитование торгово-промышленного оборота происходило в основном посредством учёта векселей и выдачи ссуд, под векселя. До середины 70-х годов учёт векселей составлял в среднем 30-50 млн руб. в год. С середины 1870-х до середины 1880-х годов операции по учёту торговых векселей увеличились вдвое и составляли в среднем 100 млн руб. в год. Через 10 лет в 1890 г. они достигли только 152,5 млн рублей. Объём подтоварных ссуд был крайне незначителен.

На кредитование торгово-промышленного оборота Государственный банк направлял в 1866—1875 гг. до 28 %, в 1875—1880 гг. до 53 %, а затем вплоть до 1890-х гг. — до 63 % своих коммерческих ресурсов.

Большая часть ссуд, выданных под процентные бумаги, так же как и суммы, вложенные в собственные процентные бумаги, по сути, представляли собой финансирование казны.

В целях «упрочения денежной кредитной системы» Государственный банк осуществлял покупку и продажу тратт. Кроме того, в 1862—1863 гг. проводил размен кредитных билетов на звонкую монету.

План проведения разменной операции был подготовлен товарищем управляющего Государственным банком Е. И. Ламанским.

Операция, начавшаяся 1 мая 1862 г., предполагала размен кредитных билетов по курсу 570 коп. за золотой полуимпериал или 110,5 коп. за 1 руб. серебром. В последующем предполагалось установить обмен по курсу 100 коп. кредитными балетами за 1 руб. звонкой монетой.

Как позднее выяснилось, момент для проведения этой операции был выбран неудачно. В январе 1863 г. в Польше вспыхнуло восстание. Резко увеличился спрос на золото. В мае 1863 г. выдача звонкой монеты превысила поступления на 10,4 млн руб., в августе же только за три дня монеты было выдано на 4,4 млн руб.

Курс российских ценных бумаг упал, стал снижаться вексельный курс кредитного рубля. 29 октября на Петербургской бирже началась паника. Размен кредитных билетов на звонкую монету был прекращен 1 января 1863 г., поскольку продолжение размена грозило полным истощением разменного фонда.

С 1861 г. по 1866 г. Государственный банк осуществлял трассирование векселей. Эта операция не предусматривалась уставом Госбанка, она осуществлялась под личным руководством управляющего банком А. Л. Штиглица. Операция была сосредоточена в особом отделении с бланком «Foreign office», велась отдельно от всех счетов Госбанка и отражалась только в его балансе.

С 1867 г. Министерство финансов начало интенсивное накопление золотого запаса. Указом Александра II от 2 июня 1867 г. Государственному банку и его конторам было предоставлено право принимать звонкую монету в платежи. Разрешалось брать российскую и иностранную монету, а также золото и серебро в слитках. Цены устанавливал Государственный банк. Монета направлялась в его разменный фонд. В результате в течение 1867—1876 гг. разменный фонд увеличился с 78,3 млн руб. до 310,1 млн рублей.

Сожжение кредитных билетов во дворе Государственного банка, 1870 год

Государственный банк периодически производил во дворе занимаемого им здания публичное сожжение изъятых из обращения кредитных билетов и погашенных процентных бумаг[3].

До 1887 г. Государственный банк проводил операцию по ликвидации счетов дореформенных банков, которая была возложена на него по уставу. Банк должен был производить выплату процентов и возврат капитала по тем вкладам, которые остались после свободного обмена вкладных билетов на 5%-е банковские билеты, выплату процентов по купонам 5%-х банковских билетов и капитала по билетам, предназначенным к погашению. На покрытие этих расходов Государственному банку должны были передаваться проценты и суммы, получаемые с заемщиков старых банков, а также суммы платежей Государственного казначейства по долгу его дореформенным банкам.

Все ликвидационные операции должны были производиться за счёт Государственного казначейства, которое в случае необходимости должно было выдавать банку дополнительно к выше указанным средствам наличные деньги или свои процентные обязательства с правом продажи их на бирже. Но из-за постоянных бюджетных дефицитов у Государственного казначейства не было возможности предоставлять дополнительные средства Государственному банку, и Банк вынужден был ежегодно направлять на эти операции часть своей коммерческой прибыли. Обороты по ликвидации стали давать излишек поступлений только с 1872 года.

В январе 1887 г. особый счёт ликвидации бывших государственных банков был упразднён. Поступления по ссудам и прибыли Государственного банка по этой операции стали обращаться на текущие нужды Казны.

В 1861 г. Государственный банк был привлечен к участию в выкупной операции. Ему был поручен выпуск выкупных свидетельств и 5-процентных банковских билетов. С 1865 г. на Государственный банк был возложен контроль за поступлением выкупных платежей в казначейства, а также составление годовых отчётов по выкупной операции. На 1 января 1885 г. Государственным банком было выдано 85 333 выкупные ссуды на 892,1 млн рублей. К середине 1880-х годов выдачи выкупных ссуд значительно сократились. В среднем они не превышали 3,5 млн руб. в год.

Выдачу ссуд Государственному казначейству «на текущие нужды» Государственный банк прекратил после назначения на пост Министра финансов Н. Х. Бунге, который ввел в практику заключение государственных займов для покрытия бюджетных дефицитов. Свой долг Государственному банку Казначейство начало погашать с 1881 г. Указ от 1 января 1881 г. объявлял о прекращении выпусков кредитных билетов и о сокращении их количества в обращении. Но в 1882 г. разразился экономический кризис, который продолжался почти пять лет. В результате за 1881—1886 гг. вместо 300 млн руб. с баланса Государственного банка было списано всего 87 млн рублей. Затраты Банка за счёт Казны впервые сравнялись с суммами Казны, вложенными в него, только в 1896 году. Полностью долг Казны Государственному банку был погашен в 1901 г., в соответствии с Указом Николая II от 28 апреля 1900 г., предписывавшим Государственному казначейству погасить остаток его долга Государственному банку в размере 50 млн руб. за кредитные билеты.

Со второй половины 1870-х гг. в России для борьбы с биржевой спекуляцией, а также с целью регулирования курса рубля и ценных бумаг начали использоваться государственные средства. Одним из направлений экономической политики стала поддержка «солидных» предприятий и банков, в том числе за счёт выдачи неуставных ссуд из средств Государственного банка.

В рамках этой политики Государственный банк с середины 1870-х годов в порядке «борьбы» правительства с кризисами и хозяйственными затруднениями отраслевого и местного значения начал проводить операции по спасанию пошатнувшихся и обанкротившихся банков и некоторых предприятий. В результате действий Государственного банка банковские кризисы середины 70-х и начала 80-х годов XIX в. не нанесли ощутимого удара по банковской системе России. Основные столичные и провинциальные коммерческие банки были спасены. В середине 80-х гг. Госбанк занимался поддержкой и спасением обществ взаимного кредита. Их долг Банку в 1887 г. достиг 6,2 млн рублей. Были спасены также и городские общественные банки в крупных городах.

С 1886 г. после завершения ликвидации дореформенных кредитных учреждений Государственный банк стал интенсивно субсидировать два государственных банка — Крестьянский поземельный и Дворянский. Средства для своих операций эти банки получали в результате выпуска закладных листов. Убытки, которые возникали при их реализации, оплачивал за счёт казны Государственный банк.

Россия вступила на путь капиталистического развития значительно позднее многих западных стран и проходила его в более сжатые сроки. Процесс утверждения капитализма как господствующей социально-экономической системы проходил в конце XIX — начале XX века. В это время Министром финансов был крупнейший государственный деятель России рубежа XIX—XX вв. С. Ю. Витте.

Главное внимание С. Ю. Витте уделял укреплению финансов, развитию промышленности и железнодорожного транспорта. Свою деятельность на министерском посту он начал с реформы Государственного банка: 6 июня 1894 г. был принят новый Устав. Основным направлением деятельности Государственного банка после его принятия должно было стать интенсивное кредитование торговли и промышленности, в особенности сельскохозяйственной. Основной капитал банка был увеличен до 50 млн руб., резервный — до 5 млн рублей.

Все изменения в Уставе были направлены на создание условий для широкого развития промышленных предприятий на основе общей покровительственной политики и специального финансирования их средствами Казны и Государственного банка.

Задачей Государственного банка вместо «оживления торговых оборотов» стало «облегчение денежных оборотов, содействие посредством краткосрочного кредита отечественной торговле, промышленности и сельскому хозяйству». Кроме того, он как и раньше должен был содействовать «упрочению денежной кредитной системы».

1890-е годы[ | ]

Реклама услуг Госбанка, 1896 год.

Уставом 1894 г. учётная операция была распространена на векселя, выданные на торгово-промышленные цели, при этом до 12 месяцев увеличивался их срок. Ссуда одному промышленному предприятию могла достигать 500 тыс. руб. и выдаваться на срок до двух лет.

Государственному банку было предоставлено право выдавать ссуды под соло-векселя, обеспеченные залогом недвижимого имущества, закладом сельскохозяйственного и фабрично-заводского инвентаря, поручительством, а также обеспечением, определенным Министром финансов.

Был введен новый вид ссуд — ссуды через посредников (земства, частные банки, общества и товарищества на началах взаимности, артели, транспортные учреждения, частных лиц). Операция эта была связана, с одной стороны, с новой железнодорожной политикой, а с другой — предназначалась для выдачи ссуд мелким землевладельцам и арендаторам, крестьянам, кустарям и ремесленникам на оборотные средства и на приобретение инвентаря.

Отменялось всякое нормирование операций с ценными бумагами, которое уставом 1860 г. ограничивалось размером собственного капитала банка. Увеличился срок ссуд под залог ценных бумаг. Если по уставу 1860 г. они не могли превышать 6 месяцев, то по новому Уставу их предельный срок мог составлять 9 месяцев.

Новый устав внёс изменения в организацию управления банком. Государственный банк был выведен из-под надзора Совета государственных кредитных установлений и поставлен под надзор Государственного контроля.

Общее управление Государственным банком возлагалось на Совет, который заменил Правление, и управляющего банком. В состав Совета входили директор Особенной канцелярии по кредитной части, член от Государственного контроля, товарищи управляющего банком, управляющий Санкт-Петербургской конторой банка, члены от Министерства финансов (их число не ограничивалось), один член от дворянства и один — от купечества. Председателем Совета Государственного банка был его управляющий.

Рост коммерческих операций в Государственном банке, начавшийся за год до принятия нового устава, был кратковременным. Он закончился в 1896 году. В течение этого периода почти в три раза возросла учётная операция. Произошло, правда в меньших размерах, увеличение специальных текущих счетов и ссуд под процентные бумаги. Почти в три раза возросли товарные ссуды сельским хозяевам (на те же сроки 9,2 млн руб. и 29,8 млн руб.) и почти в два раза увеличились ссуды промышленным предприятиям (на те же сроки — 8,8 млн и 16,7 млн руб.).

Денежная реформа[ | ]

Спустя год после Высочайшего утверждения нового устава в России началась денежная реформа, завершившаяся в 1898 году. В ходе этой реформы — денежной реформы Витте — Государственный банк стал эмиссионным центром страны. И в дальнейшем главной его задачей стало регулирование денежного обращения.

Подготовка денежной реформы заняла полтора десятка лет. Задачей Государственного банка в это время было накопление золотого запаса и борьба с колебаниями валютного курса с помощью валютной интервенции. В начале 1895 г. золотой запас России составил 911,6 млн рублей. Стабилизация рыночного курса кредитного рубля произошла в 1893—1895 годах. Разница между высшим и низшим курсом в 1895 г. составила 1,59 %.

Эмиссионным центром страны Государственный банк стал на основании указа Николая II от 29 августа 1897 года. «Государственные кредитные билеты, — гласил указ, — выпускаются Государственным банком в размере, строго ограниченном настоятельными потребностями денежного обращения, под обеспечение золотом; сумма золота, обеспечивающего билеты, должна быть не менее половины общей суммы выпущенных в обращение кредитных билетов, когда последняя не превышает 600 миллионов рублей. Кредитные билеты, находящиеся в обращении свыше 600 миллионов рублей, должны быть обеспечены золотом по крайней мере рубль за рубль, так, чтобы каждым 15 рублям в кредитных билетах соответствовало обеспечение золотом не менее одного империала».

В качестве эмиссионного банка Государственный банк обязан был, прежде всего, обеспечивать устойчивость новой денежной системы. Между тем устав 1894 г. предусматривал осуществление им ряда операций, которые противоречили его новой функции. Поэтому для последних двух десятилетий деятельности Государственного банка была характерна крайняя сдержанность в выдаче ссуд и открытии кредитов, разрешённых уставом, но противоречивших эмиссионному закону.

Во второй половине 90-х годов все внимание Министерства финансов и Государственного банка было сосредоточено на укреплении металлической валюты за счёт сжатия активных операций банка. Если на 1 января 1896 г. учёт векселей и выдача кредитов по специальным текущим счетам под векселя составляли 215,3 млн руб., выдача подтоварных ссуд 48,6 млн руб., а прочие ссуды — на 54,5 млн руб., то на 1 января 1899 г. эти операции составили соответственно 169,8 млн руб., 22,2 млн руб. и 30,6 млн рублей.

Значительное развитие в это время получили операции с государственными ценными бумагами. Их объём в несколько раз превышал собственный капитал банка. Министерство финансов и Государственный банк активно воздействовали на фондовую биржу для поддержания курса государственных ценных бумаг и кредитного рубля. С конца 1890-х гг. биржевая интервенция и значительные инвестиции в ценные бумаги стали использоваться также для противодействия падению курсов промышленных и банковских акций.

На рубеже XIX—XX вв. Государственный банк вместе с рядом акционерных коммерческих банков начал создавать биржевые синдикаты и банковские консорциумы для поддержки курсов российских ценных бумаг во время экономических кризисов. Один из таких биржевых синдикатов был создан во время промышленного и финансового кризиса 1899—1903 годов. В 1906 г., во время кризиса, начал работу банковский консорциум для оказания финансовой помощи отечественным банкам и предприятиям. В 1912 г. в связи с падением курсов акций был создан банковский синдикат, который на протяжении двух лет скупал акции крупнейших предприятий и коммерческих банков.

Начало XX века[ | ]

Харьковское губернское отделение Госбанка, 1900.

В 1899 г. в результате изменения мировой экономической конъюнктуры в России произошёл спад деловой активности. В 1900 г. разразился кризис в металлургической промышленности, в тяжелом машиностроении, в нефтедобывающей, угледобывающей отраслях и в электроиндустрии. Несколько банкирских домов потерпели крах. В 1899—1901 гг. Государственный банк вынужден был увеличить учёт векселей и выдачу ссуд. Если на 1 января 1899 г. операции по учёту векселей и выдачи кредитов по специальным текущим счетам составляли 169,8 млн руб., подтоварные ссуды были выданы на сумму 22,2 млн руб., а прочие ссуды — на 30,6 млн руб., то на 1 января 1902 г. они составляли соответственно 329,3 млн руб., 46,8 млн руб. и 57,6 млн рублей. В большинстве случаев ссуды были «исключительными», то есть имели неуставной характер. Золотой запас Государственного банка с 1899 г. по 1902 г. уменьшился с 1 008,0 до 709,5 млн рублей.

Через год после окончания экономического кризиса и последовавшей за ним депрессии началась Русско-японская война, а затем революция 1905—1907 годов. Это было тяжелейшее испытание для созданной менее 10 лет назад денежной системы. Выдержав общеэкономический кризис и войну, финансовая система оказалась слишком подорванной, чтобы выдержать ещё и революцию. В 1906 г. система золотого монометаллизма стояла на пороге краха. Массовые политические митинги и забастовки конца 1905 г., в которых принимали участие и служащие Государственного банка, стали причиной отъезда из Санкт-Петербурга французских банкиров, прибывших туда для переговоров об очередном займе.

Происходило усиленное востребование вкладов золотом и предъявление кредитных билетов к размену на золото. Несмотря на повышение официальной учётной ставки до 8 %, значительно вырос спрос на кредит со стороны торгово-промышленных предприятий. Невозможность акционерных коммерческих банков удовлетворить этот спрос из-за сильного отлива из них вкладов, заставила Государственный банк во избежание массовых банкротств увеличить свои учётно-ссудные операции.

Начался отлив золота за границу. С 16 октября по 1 декабря 1905 г. золотой фонд Государственного банка уменьшился с 1 318,8 до 1 126,1 млн рублей. К 19 декабря 1905 г. золотое покрытие кредитных рублей опустилось ниже предела, предусмотренного законом 1897 года. Кризис был ликвидирован благодаря заключению в январе 1906 г. во Франции займа на 100 млн руб., погашенный выручкой от займа, заключённого в апреле того же года.

Усиленный переучёт Государственным банком векселей частных банков, являвшийся в 1905—1906 гг. мерой борьбы с кризисом, в последующие годы стал одним из основных направлений деятельности Банка. Государственный банк начал превращаться из банка краткосрочного коммерческого кредита в «банк банков». Общая задолженность частных банков Государственному банку с 37,3 млн руб. на начало 1910 г. выросла за два года до 342,3 млн рублей.

В это время Государственный банк был одним из самых крупных и влиятельных европейских кредитных учреждений. Его баланс с 1905 по 1914 г. увеличился почти в два раза. Источником средств для его операций были выпуски кредитных билетов и средства казны. Вклады и текущие счета частных лиц и учреждений оставались на уровне 1903 г. и составляли в среднем 250 млн рублей. Эмиссия кредитных билетов в течение этих лет дала Банку 810,9 млн руб., средства казны — 600 млн рублей. На покупку золота и иностранной валюты у Государственного банка уходило 7/8 эмиссии. Оставшуюся часть эмиссии и средства казны он через посредство коммерческих банков направлял на кредитование промышленности и торговли.

Несмотря на интенсивное развитие промышленности, в России доминирующей частью экономики оставалось сельское хозяйство. Важнейшей активной статьей торгового и платежного балансов страны по-прежнему был экспорт хлеба. Поэтому с 90-х гг. Банк развернул кредитование хлебной торговли в форме подтоварных кредитов. С 1910 г. Государственный банк в рамках государственного регулирования хлебной кампании начал строительство элеваторов и зернохранилищ. Создание государственной системы элеваторов должно было способствовать минимизации потерь зерна при перевозках. В начале 1917 г. сеть элеваторов Государственного банка состояла из 42 элеваторов общим объёмом 26 000 тыс. пудов, и строилось ещё 28 зернохранилищ.

При участии Государственного банка в стране была создана система учреждений мелкого кредита по кредитованию кооперации, кустарей и крестьян. В 1904 г. в банке было создано Управление по делам мелкого кредита, которое должно было контролировать деятельность учреждений этого типа и оказывать им в случае необходимости финансовую помощь.

Вплоть до Первой мировой войны финансовая политика России чрезвычайно дорожила сохранением золотой валюты как основы внешнего государственного кредита. Золотое покрытие рубля постоянно поддерживалось на очень высоком уровне. После кризисного 1906 г. оно не опускалось ниже 93 %, а в 1909—1911 гг. было выше 100 %. В условиях России конца XIX — начала XX вв. это обеспечивало приток иностранного капитала, необходимого для индустриального развития страны.

Первая мировая война[ | ]

Накануне Первой мировой войны, 27 июля 1914 г., был отменен размен банкнот на золото и в пять раз — с 300 млн руб. до 1,5 млрд руб. — увеличен лимит на эмиссию необеспеченных золотом банкнот. До Февральской революции эмиссионное право Государственного банка расширялось ещё четыре раза. Его лимит был доведен до 8,4 млрд рублей.

С 1 июля 1914 г. по 1 марта 1917 г. количество кредитных билетов в обращении возросло с 1 633 млн руб. до 9 950 млн рублей. Они покрывались имевшимся в наличии у Государственного банка золотом на 1 476 млн руб. и золотом за границей на 2 141 млн рублей. Остальная сумма кредитных билетов была выпущена в порядке учёта краткосрочных обязательств казначейства. На 1 марта 1917 г. учёт краткосрочных обязательств составил 7 882 млн рублей.

Финансирование войны Государственный банк осуществлял путём выдачи кредитов коммерческим банкам, предприятиям и учреждениям под облигации долгосрочных займов и краткосрочные обязательства казначейства. На 1 марта 1914 г. ссуды под государственные ценные бумаги составляли 580 млн руб. против 129 млн руб. на 1 июля 1914 года.

Военные расходы России с начала первой мировой войны до Февральской революции составили 28 035 млн рублей. Дефицит государственного бюджета в 1916 г. достиг 13 767 млн руб., а его покрытие на 29 % происходило за счёт эмиссии бумажных денег.

Интенсивная работа печатного станка и одновременное сокращение производства и переориентация его на выполнение военных расходов вызвали быстрый рост цен. Если в 1915 г. цены выросли всего на 30 %, то в 1916 г. рост составил уже 100 %. В стране началась инфляция. К Февральской революции рубль на внутреннем рынке обесценился почти в 4 раза, и его покупательная сила составила 26-27 довоенных копеек. Это свидетельствовало о том, что накануне Февральской революции денежное обращение было уже достаточно сильно дезорганизовано.

Временное правительство[ | ]

Придя к власти, бывшие лидеры IV Государственной думы столкнулись с теми же экономическими трудностями, что и царский Совет министров. И также не справились с ними.

Продолжавшаяся война поглощала все больше средств. Дефицит госбюджета в 1917 г. достиг 22 568 млн рублей. Способы его покрытия были традиционными: увеличение налогообложения, внутренние и внешние займы, эмиссия бумажных денег. За период с марта по ноябрь 1917 г. Временному правительству за счёт налогов удалось получить 1 158,3 млн рублей. Выпущенный им «Заём Свободы» дал 3 700 млн рублей. Эти средства пошли на выполнение обычных расходных статей госбюджета. Военные же расходы, составившие за 1917 г. 22 561 млн руб., были покрыты за счёт эмиссии бумажных денег. Лимит банкнотной эмиссии Временное правительство увеличило в пять раз, доведя его до 16,5 млрд рублей.

В результате за 8 месяцев нахождения у власти Временное правительство выпустило в обращение примерно такое же количество денежных знаков, какое было эмитировано за 2,5 предшествовавших года войны. Эмиссия кредитных билетов за этот период составила 6 412,4 млн руб., разменных марок — 95,8 млн руб. и разменных казначейских знаков — 38,9 млн рублей. Такой значительный выпуск сказался на ускорении обесценения денег, что вынудило правительство прибегнуть к эмитированию кредитных билетов крупного достоинства — 250 рублей и 1 000 рублей. С августа начался выпуск казначейских знаков достоинством в 20 и 40 рублей.

Несмотря на крупную эмиссию, денег в обращении все время не хватало. Рост цен и, следовательно, увеличение денежного выражения товарной массы, тезаврация крупных купюр состоятельными слоями городского и особенно сельского населения, вызывали недостаток денег в обращении и диспропорции в покупюрном составе денежной массы.

В августе и сентябре «денежный голод» приобрел характер кризиса в связи с сезонным расширением товарооборота. С целью ликвидации этого кризиса Временное правительство допустило в обращение в качестве законного платежного средства ряд ценных бумаг и начало выпуск денежных знаков упрощенного типа — марок-денег.

Недостаток в обращении денежных знаков особенно мелких и средних купюр привел к тому, что кроме общегосударственных денежных знаков в некоторых городах и губерниях появились свои средства обращения. Подобные эмиссии означали, что при Временном правительстве начался процесс распада единой денежной системы страны, усиливавший общую дезорганизацию и способствовавший дальнейшему усилению инфляции.

За время нахождения у власти Временного правительства в обращение было выпущено бумажных денег на 9,5 млрд рублей. В результате общая сумма бумажных денег, находившихся в обращении на 1 ноября 1917 г. составила 19 575,7 млн рублей. Причём особенно большая эмиссия — 1 116,3 млн руб. — была осуществлена Временным правительством в марте 1917 г., сразу же после прихода к власти. В итоге сумма непокрытых золотом кредитных билетов возросла с 6,5 до 16,5 млрд рублей. Кредитные билеты, находившиеся в обращении, оказались покрыты золотом только на 5,5 %.

Рост денежной массы в обращении сопровождался быстрым увеличением товарных цен: при Временном правительстве они выросли в 4 раза. К 1 ноября 1917 г. покупательная стоимость довоенного рубля равнялась 6 — 7 копейкам.

На 23 октября 1917 г. задолженность Казначейства Государственному банку по учёту краткосрочных обязательств составила 15 507 млн руб. против 7 882 млн руб. на 1 марта 1917 года.

Значительные средства Государственный банк предоставлял Казне на закупки хлеба, сахара, мяса и угля. На 23 октября 1917 г. сумма кредитов на эти цели составила 1 276 млн руб. против 301 млн руб. на 1 августа 1917 г., когда Государственным банком кредит на эти цели был выдан в первый раз.

Кредиты Государственного банка под государственные ценные бумаги составили на 23 октября 1 275 млн рублей.

В сумме кредиты, связанные с войной, занимали накануне Октябрьской революции свыше 90 % баланса Государственного банка, который составлял на 23 октября 1917 г. 24 242 млн рублей.

После Октябрьской революции банк сохранил основные функции центрального. В нормативно-правовых актах и официальных документах назывался сначала Государственным[4], затем — Национальным[5], затем — Народным[6]. Последнее название устойчиво использовалось с мая 1918 года по 1920 год. Представленное изменение названий отражает только практику их использования и не имеет нормативно-правовой основы (декреты и иные законодательные акты о смене названий не издавались).

14 декабря 1917 года декретом ВЦИК от «О национализации банков» в России была введена государственная монополия на банковское дело. Все частные и акционерные банки подлежали ликвидации (национализации) присоединением к Государственному банку. Декретом Совнаркома от 26 января 1918 года акционерные капиталы всех частных банков были конфискованы в пользу Государственного банка[7].

Управляющие Государственным банком[ | ]

  1. 1860—1866 — Александр Людвигович Штиглиц (1814—1884)
  2. 1866—1881 — Евгений Иванович Ламанский (1825—1902)
  3. 1881—1889 — Алексей Васильевич Цимсен (1832—1889)
  4. 1889—1894 — Юлий Галактионович Жуковский (1833—1907)
  5. 1894—1903 — Эдуард Дмитриевич Плеске (1852—1904)
  6. 1903—1909 — Сергей Иванович Тимашев (1858—1920)
  7. 1910—1914 — Алексей Владимирович Коншин (1859—?)
  8. 1914—1917 — Иван Павлович Шипов (1865—1919?[уточнить][8])

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. Высочайше утвержденный устав Государственного банка // Полное собрание законов Российской империи, собрание второе. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1862. — Т. XXXV, отделение первое, 1860, № 35847. — С. 644—659.
  2. Об учреждении Государственного банка // Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. XV, 1758—1762 , № 11550. — С. 1021—1023.
  3. Редакция журнала. Публичное сожжение кредитных билетов во дворе Государственного банка // Всемирная иллюстрация : журнал. — 1870. — Т. 3, № 68. — С. 290.
  4. Резолюция ВЦИК о борьбе с саботажем чиновников Государственного банка // Декреты советской власти: сб. док. / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС; Ин-т истории АН СССР : [многотомное изд.]. — М.: Политиздат, 1957—1997. — Т. 1: 25 октября 1917 г. — 16 марта 1918 г. / подгот. С. Н. Валк и др. — С. 57. — ISBN 5-250-00390-7. (ISBN т. 1 отсутствует. Привязано к: Декреты советской власти: [многотомник]. М., 1957—1997.)
  5. Декрет об образовании Народного совета социального обеспечения и Учётно-ссудного комитета социального обеспечения // Декреты советской власти: сб. док. / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС; Ин-т истории АН СССР : [многотомное изд.]. — М.: Политиздат, 1957—1997. — Т. 1: 25 октября 1917 г. — 16 марта 1918 г. / подгот. С. Н. Валк и др. — С. 522-523. — ISBN 5-250-00390-7. (ISBN т. 1 отсутствует. Привязано к: Декреты советской власти: [многотомник]. М., 1957—1997.)
  6. Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917—1918 гг. — М.: Управление делами Совнаркома СССР, 1942. — С. 484.
  7. Декрет о конфискации акционерных капиталов бывших частных банков // Декреты советской власти: сб. док. / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС; Ин-т истории АН СССР : [многотомное изд.]. — М.: Политиздат, 1957—1997. — Т. 1: 25 октября 1917 г. — 16 марта 1918 г. / подгот. С. Н. Валк и др. — С. 390—391. — ISBN 5-250-00390-7. (ISBN т. 1 отсутствует. Привязано к: Декреты советской власти: [многотомник]. М., 1957—1997.)
  8. Полянский Н. П. Воспоминания банкира//Вестник Банка России

Литература[ | ]

  • Атлас М. С. Национализация банков в СССР. — М.: Госфиниздат, 1948. — 189 с.
  • Гиндин И. Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861—1892 годы). — М.: Госфиниздат, 1960. — 415 с.

Ссылки[ | ]