МАССОЛИТ

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

МАССОЛИТ — вымышленное объединение литераторов, фигурирующее в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». По мнению исследователей, аббревиатура расшифровывается как «Мастерская (Мастера́) социалистической литературы» или «Массовая литература», или «Московская ассоциация литераторов»; в ней также отмечено ироничное уподобление существовавшей в 1920-х годах организации МАСТКОМДРАМ, что означало «Мастера коммунистической драмы»[1].

Слово «МАССОЛИТ» появилось на страницах «Мастера и Маргариты» не сразу: в первых вариантах романа автор использовал аббревиатуры Вседрупис (Всемирное дружество писателей), Всемиопис (Всемирное объединение писателей), Всеобпис, Опис и другие[2][3].

Страницы, посвящённые МАССОЛИТу и Дому Грибоедова, в котором размещалось это литературное объединение, являются, по словам литературоведа Бориса Соколова, пародией на Союз писателей и Дом Герцена, в стенах которого базировались РАПП и Московская ассоциация пролетарских писателей[4].

Дом Герцена — Дом Грибоедова[ | ]

«Дом Герцена»

Дом Герцена, описанный в романе как Дом Грибоедова, находился на Тверском бульваре, 25[5]. В 1920-х годах Булгаков посещал проходившие в его залах заседания и не раз участвовал в литературной полемике; именно там собирались многие писатели, ставшие впоследствии персонажами «Мастера и Маргариты». Так, на одном из подобных мероприятий Булгаков резко протестовал против попытки профессора Василия Львова-Рогачевского признать значимыми трёх молодых авторов, пишущих о пролетарской любви: их герои во время свиданий разговаривали о мировой революции и пели «Интернационал»[6]:

« Булгаков отказывался признавать эти вещи фактом русском литературы. <...> Одно из самых последних собраний в Доме Герцена было «булгаковским». Тон на этом собрании задал Булгаков. »

О том, что будущее «пристанище МАССОЛИТа» имело в среде литераторов недобрую репутацию, упоминает и филолог Сергей Боровиков, цитирующий адресованные Дому Герцена строки: «И прав один рифмач упорный, что в трезвом будучи уме, / На стенах мужской уборной бодро вывел резюме:/ „Хрен цена вашему Дому Герцена“./ Обычно заборные надписи плоски, но с этой — согласен! В. Маяковский»[7][8].

Давая название месту обитания массолитовцев, Булгаков, с одной стороны, обыграл «гастрономическую фамилию» создателя «Горя от ума», с другой — недвусмысленно дал понять, что основные жизненные интересы представителей этого объединения связаны с кулинарией. Ресторан Дома Грибоедова стал отдельным романным образом, потому что литературные вопросы волновали его завсегдатаев далеко не в первую очередь; главным их стремлением было «получение максимума материальных благ»[4]:

Эпизод, когда Коровьев и кот Бегемот не могут попасть в «Грибоедов» из-за отсутствия массолитовских удостоверений, не только является описанием существовавших в литературной среде нравов, но и пародийно воспроизводит фрагменты романа Анатоля Франса «На белом коне»: речь идёт о ситуации, при которой герой может пообедать лишь при наличии членского билета[1]:

« Дом Грибоедова с расположенным в нем МАССОЛИТом — злая сатира на это общество, где человека определяют писателем только по наличию у него клочка картона в дорогой коже с «золотой широкой каймой». »

Персонажи и прототипы[ | ]

К числу возможных прототипов главы МАССОЛИТа Берлиоза исследователи относят пролетарского поэта Демьяна Бедного и одного из основателей РАППа Леопольда Авербаха[9]. За критиком Мстиславом Лавровичем «скрывается» драматург Всеволод Вишневский — «один из ревностных гонителей Булгакова»[1].

В образе члена МАССОЛИТа Латунского, устроившего травлю Мастеру, угадываются черты руководителя Главреперткома Осафа Литовского[1]. История его взаимоотношений с Михаилом Афанасьевичем началась в 1926 году (когда Литовский опубликовал уничижительную статью о пьесе «Дни Турбиных»), продолжалась в течение жизни и завершилась после смерти писателя: в начале 1960-х критик написал «сомнительную в отношении достоверности» книгу «Глазами современников», в которой пытался объяснить, чем вызвано его «пристрастное отношение» к Булгакову[10].

В то же время, по словам литературоведа Владимира Лакшина, «на сомнительную честь» быть прототипом Латунского могли бы претендовать также критики Г. Горбачёв, Иван Дорошев, (введший в обиход термин «булгаковщина») и некоторые другие современники писателя[11].

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 4 Борис Соколов. Булгаковская энциклопедия. — М.: Локид, Миф, 2000. — 588 с. — ISBN 5-320-00385-4.
  2. Евгений Яблоков. Художественный мир Михаила Булгакова. — М.: Языки славянской культуры, 2001. — 424 с. — ISBN 5-7859-0186-2.
  3. Г. Лесскис, К. Атарова. Путеводитель по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». — М.: Радуга, 2007. — 520 с. — ISBN 978-5-05-006405-9.
  4. 1 2 Соколов Б. В. Расшифрованный Булгаков. Тайны «Мастера и Маргариты». — М.: Эксмо, 2005. — ISBN 5-699-10759-2.
  5. Борис Мягков. Булгаковская Москва. — М.: Московский рабочий. — С. 198. — 222 с. — ISBN 5-239-01439-6.
  6. Э. Миндлин. Молодой Булгаков // Булгаков М. А. «Я хотел служить народу...». — М.: Педагогика, 1991. — С. 651—654. — ISBN 5-7155-0517-8.
  7. Сергей Боровиков Твори, выдумывай, не пробуй! // Волга. — 2012. — № 3—4.
  8. Маяковский В. В. Дом Герцена (только в полночном освещении) («Расклокотался в колокол Герцен...») // Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т.. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958. — Т. 9. — С. 183—186.
  9. Борис Соколов. Булгаковская энциклопедия. — М.: Локид, Миф, 2000. — 588 с. — ISBN 5-320-00385-4.
  10. В. Лакшин. Булгакиада // Булгаков М. А. «Я хотел служить народу...». — М.: Педагогика, 1991. — С. 692. — ISBN 5-7155-0517-8.
  11. В. Лакшин. Булгакиада // Булгаков М. А. «Я хотел служить народу...». — М.: Педагогика, 1991. — С. 691. — ISBN 5-7155-0517-8.