Эта статья входит в число хороших статей

Орстхойцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вольное общество/Историческая народность
Современная этногруппа
Орстхойцы
Арште, Арштхой,
Орстхой, Эрштхой
Орстхой (дикая дивизия).jpg
Представители орстхойцев в «Дикой дивизии»
(фото из архива семьи Гардановых, с. Сагопши).
Другие названия

орстхоевцы,
как вольного общества: Арсхте, Арстхой, Орштхой, Эрстхой

Экзоэтнонимы

балой/балойцы, балсу/балсурцы, карабулаки/карабулакцы

Этноиерархия
Раса

европеоидная

Тип расы

кавкасионский

Группа народов

нахские народы (вайнахи)

Подгруппа

и совр. ингуши, и совр. чеченцы

Общие данные
Язык

орстхойский диалект аккинско-орстхойского наречия, относящегося к вайнахскому кластеру нахской ветви нахско-дагестанских языков

Письменность

чеченская и ингушская

Религия

• традиционные верования (ист.)
ислам суннитского толка (совр.)

Первые упоминания

• «Нартский эпос» ? (ист.)
• сведения Н. А. Потапова (1768 г.)

Предки

Балой?, горные аккинцы?

Родственны

равнинным аккинцам

Современное расселение

Flag of Russia.svg Россия: нет данных
    Flag of the Chechen Republic.svg Чечня: нет данных
    Flag of Ingushetia.svg Ингушетия: нет данных
    Flag of North Ossetia.svg Северная Осетия: нет данных
Flag of Jordan.svg Иордания: нет данных
Flag of Kazakhstan.svg Казахстан: нет данных
Flag of Syria.svg Сирия: нет данных
Flag of Turkey.svg Турция: нет данных

Историческое расселение

Северный Кавказ:
• ист. область Орстхой-Мохк (к XVIII веку)
• расселение по равнинным районам Чечни, Ингушетии и Дагестана (кон. XVIII — нач. XIX вв.)

Государственность

• племенной союз ? (позднее Средневековье)
• военно-политич. союз Орстхой (XVIII — нач. XIX вв.)

Орстхойцы, орстхоевцы, самоназв. как вольного общества[~ 1]: Арште, Арштхой, Орстхой, Эрштхой, экзоэтн.: балойцы[~ 2], балсурцы, карабулаки[~ 3] — нахское вольное общество, сформировавшееся в народность; составило/составляет один из компонентов в этногенезе современного чеченского и ингушского народов. Родина — верхнее течение рек Асса и Фортанга — историческая область Орстхой-Мохк (совр. бо́льшая часть Сунженского района Ингушетии и приграничная часть Ачхой-Мартановского района Чечни, РФ[~ 4]). В традиции чеченской этноиерархии считается одним из девяти исторических чеченских тукхумов, в ингушской традиции — одним из семи исторических ингушских шахаров.

К XVIII веку орстхойцы расселились из Орстхой-Мохк севернее — в реки Сунжа (запад Чеченской равнины)[~ 5], и сформировали военно-политический союз, бывший одним из самых крупных вайнахских вольных обществ. В результате Кавказской войны больша́я часть орстхойцев была истреблена, около 4 000 семей выселилось в Османскую империю, откуда многие вернулись в Россию в 70-х годах XIX века. Не эмигрировавшие и вернувшиеся орстхойцы, наряду с другими вайнахами, в XX веке пережили интеграцию в социалистическое общество СССР и депортацию в Среднюю Азию (бо́льшая часть позднее вернулась). На рубеже XX и XXI веков значительное влияние на жизнь орстхойцев, как и всего населения северокавказского региона, оказал военный конфликт пытавшейся самоопределиться Ичкерии.

В наши дни орстхойцы представляют из себя этногруппу в среде ингушей и чеченцев, постепенно ассимилируемую этими двумя народами. Проживают, в основном, в ряде населённых пунктах Ингушетии и Чечни. Имеются небольшие группы орстхойцев в ряде стран Ближнего Востока — Иордании, Сирии, Турции и других. Язык — орстхойский/карабулакский диалект аккинско-орстхойского наречия, относящегося к вайнахскому кластеру нахской ветви нахско-дагестанских языков. В настоящее время мало используется. Основная религия среди верующих — ислам суннитского толка.

В официальных переписях населения СССР и современной России орстхойцы не фиксировались, однако, в связи с растущим уровнем национального самосознания и интересом к собственной истории в среде северокавказских народов, некоторые представители вайнахского населения и сегодня продолжают идентифицировать себя как орстхойцы.

Название[ | ]

В наши дни самоназвание представителей нахского вольного общества Орстхой и сформировавшейся на его основе народности принято транскрибировать на русский язык как этноним орстхойцы или орстхоевцы. Это наименование употребляется в современной кавказоведческой научной и популярной литературе. Также, народность орстхойцев в русскоязычных источниках могут именовать, используя варианты названия общества, более точно приближая его к звучанию в вайнахских языках, — Арсхте/Арште, Арстхой/Арштхой, Орстхой/Орштхой, Эрстхой/Эрштхой. Часто исследователи этим же именем называют и историческую область расселения орстхойцев — Орстхой-Мохк, что является несколько ошибочным выбором термина (см. Орстхой-Мохк). Согласно ряду учёных (И. А. Гюльденштедт, Ш. Б. Ахмадов), среди самих вайнахов существуют небольшие различия в произношении наименования этого общества-народности-области: эндоэтноним орстхойцев на аккинско-орстхойском наречии и название в ингушском языке — Арсхте[1]/Арште[1][2], имя в чеченском языке — Арштхой[2]/Орстхой[2][3][4]/Эрштхой[4]. Однако, в современных ингушско-русских словарях этноним указывается уже ближе к чеченскому варианту произношения — Орстхой[5][6].

Этимология[ | ]

Ономастика.

Углубляясь в ономастику этнонима орстхойцы, ряд исследователей (В. И. Абаев, Я. С. Вагапов, И. Е. Саратов, А. С. Сулейманов)[~ 6] предлагают смелые гипотезы происхождения этого наименования. Однако в основном данные теории не являются доказанными и на сегодняшний день не признаны в официальной научной среде, также в них часто прослеживается трактовка этимологии этнонима в пользу националистических интересов того или иного современного народа под влиянием сложившейся политической конъюнктуры.

Я. С. Вагапов, считая нахскую природу наименования орстхойцы совершенно ясной и не вызывающей сомнений, предполагает в этом этнониме те же морфемы, что и в названии чеченского тайпа Орсой. Чеченский исследователь-краевед А. С. Сулейманов в своей работе «Топонимия Чечено-Ингушетии» возводит происхождение названия орсойцев то к сарматским аорсам, то к русским[7][~ 7]. Другой исследователь — И. Е. Саратов — на основании работ А. С. Сулейманова делает далеко идущие предположения о связи этнонимов орстхойцы и орсойцы со славянами-русами[8]. Связь нахского корня оpc-/арс-/урс-/эрс- со славянской формой рус предложил и Я. С. Вагапов: вайнахское название русских — оьрсий (чеч.) и эрсий (ингуш.) — обычно рассматривается как заимствование из тюркских языков, в которых форма рус, в связи с избеганием тюрками (как и вайнахами) начального р, преобразовалась в орус, урус, Я. С. Вагапов предполагает гипотезу, в которой название русских в вайнахских языках является собственным, а не заимствованным, и имя орстхойцев может быть с ним связано. В своих исследованиях он опирается на существование этнонима арса[~ 8][9].

Что легло в основу самоназвания орстхойцы, остаётся невыясненным, но существует ряд предположений его этимологии различной степени авторитетности. Например, согласно чеченскому исследователю-языковеду Я. С. Вагапову, наиболее вероятно, что этот этноним нахского происхождения, слово состоит из корня оpc-/арс-/урс-/эрс- (перевод — «лесистая гора», менее употребительно — «лес»), суффиксов -т-, -х-, -о- (-х- — суффикс лица, -о- — именной суффикс) и окончания множественного числа [9]. Альтернативная гипотеза, высказанная в 60-х годах XX века фольклористом и филологом А. О. Мальсаговым, предполагает значение наименования орстхойцев как «жители равнин», У. Б. Далгат в монографии «Героический эпос чеченцев и ингушей» цитирует А. О. Мальсагова[10]:

« По всей вероятности, «орстхой-арштхой-аьрашхой» происходит от «аре» (равнина, плоскость), «ш» — показатель множественности, «тIа» — послелог, «хо» — словообразовательный суффикс. Таким образом, «орстхо-арштхо-аьрашхо» (житель равнины) в противоположность «лоамаро» (горец). »

Этимология А. О. Мальсагова связана с неподтверждённой гипотезой, согласно которой орстхойцы первоначально расселялись не в горных областях, а заселяли равнины и предгорья центральной части Северного Кавказа. Подобное предположение рассматривают и некоторые другие исследователи, например, И. В. Бызов считает, что после вытеснения вайнахов с «плоскости» аланскими племенами оставшиеся на предгорной равнине аборигены положили начало отдельному этническому образованию — Арштхой/Орстхой. И. В. Бызов выделяет в этом этнониме морфемы аре — йист — хой и переводит его так же, как А. О. Мальсагов, — «жители равнин»[11] (см. раздел «Возникновение»).

Экзоэтнонимы[ | ]

Больша́я часть сообщений об орстхойцах, как документальных, так и фольклорных, упоминает эту народность под каким-либо экзоэтнонимом. Некоторые известные варианты названий орстхойцев, которые давали им соседние народы:

  1. Балой, балойцы — наименование, бытовавшее среди части ичкеринцев[12]. Также этим этнонимом ичкеринцы обозначали и других выходцев из исторической области Лам-Акки (Горная Акка) — горных аккинцев и ялхоройцев (иногда этот тайп включают в состав орстхойцев). Вероятно, это имя происходит от названия старинного общества Балой, представители которого могли являться общими предками указанных этнических групп[13].
  2. Балсу, балсурцы — согласно сообщению естествоиспытателя и путешественника XVIII века И. А. Гюльденштедта, это наименование орстхойцев бытовало у черкесов[14]. В дальнейшем под этим именем орстхойцы попали во многие документы Российской империи. Наименование происходит от тюркского названия реки Фортанга — Балсу[15], которое в тюркских языках означает «медовая вода»[16]. Однако, согласно другой гипотезе, которую предлагает чеченский краевед А. С. Сулейманов, название реки является нахским — Балсур-хи — и переводится как «Балойских войск река», таким образом, он возводит имя орстхойцев к предыдущему варианту — от общества Балой[17].
  3. Карабулаки — наименование тоже тюркского происхождения; согласно А. С. Сулейманову, это имя орстхойцам дали кумыки, и происходит оно от кумыкского кхара-булакх — «чёрная речка», «чёрный источник»[17]. Также в некоторых документах XIX века карабулаками называли равнинных аккинцев, однако этногенез этой группы несколько сложнее, и в её формировании, помимо орстхойцев, принимали участие и другие вайнахские народности, а более известное название, которое закрепилось за равнинными аккинцами, — ауховцы[18][19].

Общие сведения[ | ]

Этническая принадлежность[ | ]

Орстхойские абреки из селения Сагопши, сидящий справа БиргIа Ахьмад(Мержо).

В связи с пограничным географическим положением исторической родины орстхойцев между различными вайнахскими обществами, с востока от них сформировавшими чеченский народ, а с запада ингушский, периодически возникают споры о принадлежности этой народности то к чеченцами, то к ингушам. Для вайнахов, отличающихся высоким уровнем национального самосознания, предмет этого спора часто вызывает конфликтные дискуссии, как между различными исследователями, так и в среде обычного населения[~ 9]. У чеченцев существует понятие тукхума Орстхой, который настолько важен в их этнической общности, что считается одним из основных девяти тукхумов, образующих чеченскую нацию (например, он находился среди 9-ти звёзд, символизирующих чеченские тукхумы на гербе Республики Ичкерия и флаге Общенационального Конгресса Чеченского Народа). Но, согласно ряду других исследователей, общество Орстхой играло важную роль и в истории ингушей, считается, что оно занимало место среди пяти ингушских шахаров, сформировавших ингушскую народность.[20]. По этому вопросу важным является замечание доктора исторических наук, профессора, академика АН ЧР Ш. Б. Ахмадова, считающего, что в сознании большинства вайнахов представители орстхойцев считались как отдельные тайпы, которые не относили себя ни к чеченцам, ни к ингушам[2]. На сегодняшний день обсуждение вопроса о современной национальной принадлежности орстхойцев не актуально и имеет явную политическую окраску, а субэтническая группа орстхойцев в равной степени участвовала и участвует в этногенезе как чеченского, так и ингушского народов[21].

Состав[ | ]

Состав орстхойского общества, его деление на тайпы, некъи и гары, на сегодняшний день этнографами тщательно не исследован и однозначная классификация этих объединений является предметом дискуссий. В среде чеченцев существовал тукхум Эрштхой, а у ингушей шахар — Орстхой, также, некоторые этногруппы орстхойцев, участвовали в этногенезе некоторых других чеченских тукхумов. Например, известно, что тайпы Мержой и Цечой влились в состав равнинных аккинцев (ауховцев). Четырнадцать обществ, отмеченных цифрами, сложились к XVIII — началу XIX веков (некоторые и ранее)[22], остальные, вероятно, стали обособляться позднее и со временем начали позиционировать себя как отдельные тайпы.

Согласно чеченскому исследователю и писателю М. А. Мамакаеву чеченский тукхум Эрштхой включал 6 тайпов (не следует забывать и об ингушском шахаре Орстхой, состав которого исследователь не освещает)[23]. Тайпы Галай, , , Мержой, , Цечой, Ялхорой — по каким-то причинам М. А. Мамакаев причислил к «основными коренными чеченскими тайпами»[24].

Состав общества-тукхума Орстхой
(тайпы, некъи и гары)
[~ 10]
По М. А.
Мамакаеву
[~ 11][23]
По А. С.
Сулейманову
[25][26]
По Я. 3. Ахмадову,
Ш. Б. Ахмадову,
М. X. Багаеву,
X. А. Хизриеву[27]
По другим
источникам
Чеченские и ингушские
фамилии орстхойцев
Родовые
селения
1 Белхарой Белхарой + + Белхароевы[28]
2 Булгуча(н)-некъе Булгуча(н)-некъе + + Булгучевы[29]
3 Б(у)ока-некъе + + Боковы
4 В(и)елха-некъе + + Вельхиевы
5 Галай/Галой Галай/Галой + + + Галаевы, Базаевы с. Галанчож
6 ГIандалой + + + Гандалоевы[28]
7 Мержой Мержой + + + Мержоевы[28] [~ 12]
 — Мержой-Аккий: часть мержойцев в составе равнинных аккинцев/ауховцев +[30]
8 Мужахой + + + Мужухоевы[28]
9 Мужган(х)ой + +
10 Оьрг-некъе + +
11 Ферг-некъе + + Фаргиевы[28]
12 Хайхарой/Хевхарой Хьайхьарой/Хьевхьарой + + Хайхароевы
13 Цечой ЦIечой + + + +[31] Цечоевы[29] Цечу ахкие
 — Цечой-Аккий: часть цечойцев в составе равнинных аккинцев/ауховцев +[30]
13.1 ГIарчой +
13.1.1 Анастоевы
14 Ялхорой/Ялхарой/Ялха-некъе Iалха-некъе + +
 — некоторые источники не включают ялхоройцев в этногруппу орстхойцев

Расселение и численность[ | ]

Вероятно, с периода позднего средневековья орстхойцы проживали в области верхнего и среднего течения pек Асса и Фортанга. Эта страна орстхойцев — Орстхой-Мохк (бо́льшая часть Сунженского района Ингушетии и приграничная часть Ачхой-Мартановского района Чечни) — входила в исторический регион , где орстхойцы соседствовали с горными аккинцами и ялхоройцами (иногда этот тайп включают в состав орстхойцев). По А. С. Сулейманову, соседями орстхойцев были: в горах на юге и западе — ингушские шахары, на востоке — тайпы Ялхорой и Галай, однако замечание автора про Галай не ясно, так как далее по тексту исследователь указывает (как и многие другие источники), что Галай входил в состав орстхоевского общества[~ 13][32][25].

В конце XVIII — начале XIX веков в Орстхой-Мохк насчитывалось около 40 поселений, а её духовным и политическим центром был древний аул Цечу ахкие, который орстхойцы считают своей прародиной. В этот же период часть их расселилась из горных ущелий в долину реки Сунжа — на территории, соответствующие равнинным и предгорным районам современной Чечни и Ингушетии, и далее — в Дагестан, где часть орстхойцев участвовала в этногенезе равнинных аккинцев (ауховцев). Согласно заявлениям самих орстхойцев, приблизительные границы их исторического проживания после расселения с гор на равнину: на востоке — до селения Гехи[~ 14] и на западе — до селения . По А. С. Сулейманову старинными селениями орстхойцев, помимо аула Цечу ахкие, были: Верхний Алкун/Цечу Оалкам, , [33][34][27].

В 1990 году инициативная группа орстхойцев (в количестве трёх человек[~ 15]) написала статью в грозненскую газету «Комсомольское племя», где, помимо прочего, авторами были указаны районы проживания и приблизительная численность орстхойцев. Данная информация не подтверждена переписями населения в СССР или современной России, но как косвенный источник использовалась в работе советско-российского этнолога В. А. Шнирельмана. Численность орстхойцев согласно указанной газетной публикации и статье социолога М. М. Юсупова (на 1990 год)[34][21][35]:

  1. (современные Сунженский район в Ингушетии и Сунженский район в Чечне) — примерно от 10 000 до 15 000 человек. Некоторые селения здесь основаны орстхойцами столетия назад и населены ими сейчас. Например сёла Верхний Алкун и Алхасты, где доля орстхойцев составляет около 90 % (фамилии проживающих здесь орстхойцев: Белхороевы, Боковы, Булгучевы, Галаевы, Кориговы, Мержоевы, Фаргиевы, Цечоевы и другие). Несколько тысяч орстхойцев проживает в станицах Нестеровской, Орджоникидзевской и городе Карабулак.
  2. Назрановский район — более 10 000 человек. Значительная часть проживает во всех сёлах этого района, а в селениях Плиево, Сурхохи, Экажево и доля орстхойцев составляет от 10 % до 30 %.
  3. Малгобекский район — некоторые сёла основаны и заселены орстхойцами, в частности Сагопши, в котором их насчитывается более 4 000 человек из 5 000 населения (фамилии проживающих здесь орстхойцев: Белхороевы, Боковы, Булгучевы, Галаевы, Гандалоевы, Кориговы, Мержоевы, Мужухоевы, Фаргиевы, Цечоевы и другие).
  4. Город Грозный — нет данных.
  5. Ачхой-Мартановский район — селение Бамут основано орстхойцами и значительно населено ими сейчас (фамилии проживающих здесь орстхойцев: Гандалоевы и Мержоевы).
  • Другие регионы СССР — нет данных.
  1. Пригородный район и город Владикавказ (Северная Осетия) — нет данных.
  2. Казахстан — нет данных.

Этническая история[ | ]

Сведения об орстхойцах в письменных источниках прошлого крайне скупы и не уходят глубже XVIII—XIX веков[36]. При рассмотрении их истории необходимо учитывать различные факторы присущие именно данному региону. Например, происхождение и формирование всех вайнахских народностей неотделимо от истории таких самобытных северокавказских объединений, как тукхумы/шахары, тайпы, гары, некъи, ца, доьзалы и другие (в кавказоведении для обозначения крупных союзов, от семейных и родо-племенных до территориальных и военно-политических, принят термин «вольные общества» или просто «общества»). Также, важнейшим фактором, формировавшим/формирующим историю этого региона является укрепление здесь ислама, на почве которого значительное влияние среди вайнахского населения получили религиозные объединения — вирды. Северный Кавказ всегда оставался узлом сложных проблем для захватившей его России, а одна из его народностей — орстхойцы — отличалась особым упорством в борьбе за независимость.

Происхождение[ | ]

Россия Сунженский район Ингушетия и Ачхой-Мартановский район Чечня ещё не имеет .

Временной период образования народности орстхойцев определённо не установлен, вероятно, он приходится на позднее средневековье, хотя существует неподтверждённая гипотеза об их более раннем происхождении, основанная на северокавказских народных сказаниях — «Нартском эпосе» (см. раздел «Мифология»). Ряд исследователей, изучив вайнахский вариант эпоса, трактует раннюю историю народности следующим образом: орстхойцы — это вайнахские племена, которые изначально жили на предгорной равнине, они представляли собой нечто вроде пограничной стражи, охранявшей внутренние горные вайнахские территории (аналог русского казачества). Горные вайнахи за подобные услуги расплачивались с ними частью скота, который горцам необходимо было пасти на равнине в период сезонных перегонов. Со временем орстхойцы превратились из защитников в притеснителей вайнахского племени — они запрашивали высокую плату за выпас скота на равнине, совершали грабительские походы на своих соплеменников, похищали людей. Также предполагается, что орстхойцы стали союзниками группы племён алан, с которыми вместе блокировали горы. И только в период монгольских завоеваний XIII века — похода Джэбэ и Субэдэя и Западного похода — орстхойцы были выбиты в горы — в ущелья рек Асса и Фортанга, расположенные в исторической области [11].

Согласно другой гипотезе, прародина орстхойцев изначально локализуется в горах — в области Лам-Акки, а происходят они от исчезнувшего, некогда воинственного общества Балой. Вероятно, помимо орстхойцев, балойцы могли быть предками горных аккинцев и ялхоройцев, а возможная родина самих балойцев — гора Болойлам[17]. В подтверждение этой гипотезы некоторые исследователи (например, [12]) сообщают об употреблении среди части ичкеринцев этнонима «балой» применительно к орстхойцам. Родственные связи между древними этногруппами Лам-Акки точно не установлены, например, существует версия краеведа А. С. Сулейманова, по которой орстхойцы считали своими предками горных аккинцев, а те уже, в свою очередь, происходили от балойцев[13]. Ещё один вариант этногенеза предложил ингушский исследователь Н. Д. Кодзоев, согласно которому с конца XVII века происходило очередное переселение вайнахов с гор на равнину, в этот период и началось формирование племени орстхойцев, а местом образования этой народности, помимо ущелий рек Асса и Фортанга, могла быть и часть предгорий[20]. Наличие разнообразных теорий происхождения орстхойцев показывает, что современной наукой этот вопрос до конца не изучен и требует дополнительных исследований учёных-кавказоведов.

Формирование общества[ | ]

Период, когда появляются первые письменные свидетельства, упоминающие орстхойцев, — XVIII век, хотя одно из родственных объединений в их составе — тайп Мержой — известно из русских документов ещё XVII века как «горская землица» Мерези[~ 16][36]. В источниках орстхойцы выделялись как самостоятельная народность. Так, на карте 1733 года по берегам реки Фортанга отмечены принадлежащие этой этногруппе (под именем балсурцев) «100 деревень»[37]. На сегодняшний день принято считать, что к 70—80-м годам XVIII века путём объединения больших и влиятельных тайпов — Цечой, Мержой и собственно Орстхой — был сформирован военно-политический и территориальный союз — «общество Орстхой»[32]. Некоторые исследователи относят образование союза к более раннему времени — ко 2-я половине XVI—XVII векам[20]. Применительно к орстхойцам кавказоведческий термин «общество» среди чеченцев традиционно означает один из чеченских тукхумов, но также существуют исследовательские работы, в которых это общество относят к аналогу такого объединения, но только ингушскому — шахару. Спорность этого вопроса между частью чеченских и ингушских учёных основана на гипотезах об этнической принадлежности орстхойцев — одни видят в них западных чеченцев, другие восточных ингушей (см. раздел «Чеченцы или ингуши?»).

Первые соприкосновения с Россией[ | ]

В октябре 1768 года моздокским ротмистром А. Шелковым в Санкт-Петербург были доставлены сведения от коменданта Кизлярской крепости Н. А. Потапова — одни из первых официальных свидетельств в Российской империи об орстхойцах. Это были данные, собранные по приказу императрицы Екатерины II в преддверии Первой русско-турецкой войны (1768—1774 годы) о Кабарде и народах, живущих «в сторону Кубани». Орстхойцы назывались в сведениях «балсу» и упоминались вслед за живущими в юго-восточном направлении от реки Верхняя Кума карачаями (предгорные карачаевцы), , караджау (предгорные дигорцы), балкарами (балкарцы) и дюгерами (горные дигорцы)[38]. В 1771 году орстхойцы принесли присягу на верность России, но в тот период такие договоры обычно не являлись актами присоединения того или иного кавказского народа к Российскому государству, а подписывались для извлечения сиюминутных выгод, и вскоре, после достижения поставленных задач, о них забывали[20]. Окончание Русско-турецкой войны и подписание Кючук-Кайнарджийского мирного договора (1774 год), помимо прочего, внесли значительные изменения и в жизнь народов Северного Кавказа — Кабарда была признана в составе России, также российские власти объявили под своей властью и осетин, которые начали переселяться на равнину (так называемую «плоскость»). Орстхойцы в конце XVIII — начале XIX веков тоже начали расселяться из горной области Орстхой-Мохк за реку Сунжу, а в дальнейшем на территории, соответствующие равнинным и предгорным районам современных Чечни, Ингушетии и Дагестана[39] (вероятно, ещё в 1772 году бо́льшая часть орстхойцев переселилась на предгорные равнины[20]). Известно, что в 1782 году, по просьбе части орстхойцев и осетин, российскими властями была построена крепость у Татартупа, для защиты просителей от кабардинцев и горных чеченцев[40]. Среди различных источников сохранилось свидетельство подполковника российской армии, дивизионного квартирмейстера Л. Л. фон Штедера (1781 год), сообщавшего о совместном расселении в ряде сёл на «плоскости» орстхойцев с ингушами[20]:

« Я следовал берегом реки Сунжи через равнины, и поля ингушей почти до гор. По ту сторону [Сунжи] на 4 версты восточнее лежали под лесистым отрогом 3 или 4 деревни ахкиюртовцев, представляющих смесь ингушей и карабулаков [то есть орстхойцев] … »

Зависимость от Кабарды[ | ]

В конце XVIII — начале XIX веков в тактических интересах российских властей было время от времени использовать тезис о подвластности некоторых горских народностей Кабарде (в том числе и орстхойцев). Это позволяло распространять сферу влияния Российской империи на суверенные или зависимые от Турции территории, которые якобы были в вассальной зависимости от уже ставшей российской Кабарды. Сообщения о том, что кабардинские «владельцы» издревле собирали дань с орстхойцев и других горских народов, лишены основания, и хотя какой-то период выплаты податей имели место, но связано это было со временем, когда кабардинцам покровительствовала Россия и снабжала их более современным вооружением[41]:

« … Осетинцы, Балкарцы, Карачаевцы, Абазинцы, Ингушевцы и Карабулаки [то есть орстхойцы] есть люди вольные, и хотя они с некоторых времён и платили им [кабардинским «владельцам»] подати, но сие единственно последовало от вышеписанного предмета силы оружия Российского и покровительства им, Кабардинцам, данного, и тогда ещё Российское правительство не имело совершенного сведения о состоянии и вольности тех народов.
»

Кавказская война[ | ]

В период череды локальных войн на Северном Кавказе XVIII—XIX веков, а особенно во время наиболее агрессивной политики Российской империи — так называемой «Большой Кавказской войны» (1817—1864 годы), орстхойцы активно принимали участие в противодействии покорению горских народов. Когда было образовано теократическое государство Северо-Кавказский имамат, часть орстхойцев оказалась в пределах двух его административных единиц — Арштинского и Галашкинского вилайетов[43]. Большая их часть присоединилась к борьбе, организованной лидером имамата — Шамилем, известно, что одним из его сподвижников был орстхоец — .

Хронология основных событий:

  • 1807 год — «усмирение» орстхойцев российскими войсками под предводительством генерал-майора П. Г. Лихачёва. Военный историк В. А. Потто назвал это деяние «последним подвигом пятнадцатилетней службы Лихачёва на Кавказе»[44].
  • 1825 год — российские войска совершили военную экспедицию в орстхойские поселения по рекам Асса и Фортанга[43].
  • 1827 год — очередное признание орстхойцами российского подданства. Наряду с некоторыми другими северокавказскими народностями, орстхойцы присягнули России благодаря действиям командующего войсками на Кавказской линии, в Черномории и Астрахани (а также начальника Кавказской области) — генерала Г. А. Эммануэля, которому в награду за это присоединение, сделанное не силой оружия, а умными распоряжениями, был пожалован Орден Святого Александра Невского[45].
  • 1858 год — орстхойцы совместно с назрановцами, галашевцами и жителями Тарской долины приняли участие в одном из эпизодов Большой Кавказской войны — , окончившемся безуспешно[43].
  • 1865 год (после окончания войны) — в Турцию было выселено/переселилось около 4 тысяч[46] орстхойцев, фактически основная часть этой народности — в ЭСБЕ даже сообщалось, что орстхойцы/карабулаки — это племя, «целиком выселившееся в Турцию»[47][48].

Некоторые упоминания об участии орстхойцев в военных действиях из российских документальных свидетельств[43]:
Рапорт от 30 марта 1840 года:

« Вся Большая Чечня к нему [к Шамилю] передалась, равно как мичиковцы и ичкеринцы и многие ауховцы; качкалыковцы удерживаются в повиновении только присутствием нашего отряда. Некоторые из карабулакских [то есть орстхойских] и ингушевских деревень, все галгаевцы и кистинцы также в большом волнении и содействуют тайно или явно возмутителю.
генерал П. Х. Граббе
»

Донесение графу А. И. Чернышеву от 3 октября 1840 года:

« В настоящем положении дел на левом фланге Линии Чечня в особенности обращает на себя внимание, ибо там, кроме коренных её жителей, гнездятся теперь все беглые карабулаки [то есть орстхойцы], назрановцы, галгаевцы, Сунженские и Надтеречные чеченцы и по призыву предводителя их Ахверды-Магомы, сподвижника Шамиля, собрать могут значительные силы, хорошо вооружённые, вблизи Военно-Грузинской дороги.
генерал Е. А. Головин
»

Современность[ | ]

В наши дни представители общества Орстхой частью растворились среди современных чеченцев, а частью — среди ингушей, также потомки орстхойцев проживают и за границей — в Турции[48]. В начале 1990-х годов орстхойцев охватило движение за национальное возрождение.

Культура[ | ]

Девушка из селения Мужичи. (Орстхойка)

Язык[ | ]

Орстхойцы являлись/являются носителями орстхойского диалекта, но, в наши дни, в Российской федерации орстхойцы используют также ингушский, русский или чеченский языки. Согласно современной лингвистической классификации, орстхойский диалект входит в аккинско-орстхойское наречие (устар. — галанчожское) и относится к вайнахскому языковому кластеру нахской ветви нахско-дагестанских языков. Сегодня лингвисты считают, что аккинско-орстхойское наречие занимает промежуточное положение между чеченским и ингушским языками (напр. Ю. Б. Коряков, 2006), однако, некоторые исследователи относят его к чеченскому языку. Гипотеза о принадлежности аккинско-орстхойского наречия к чеченскому языку иногда может быть связана с политизацией этого вопроса, так как её существование поддерживает тенденции ирредентизма в Чеченской республике. В начале XXI века использование орстхойского диалекта зафиксировано в центральной и северной Ингушетии (напр. в селе Сагопши), где орстхойцы официально причисляются к ингушам с ингушским языком; в Чечне орстхойский диалект был распространён на западе (напр. в верховьях рек Нетхой и Шалажа), но после депортации вайнахов в 1944 году сведений о его использовании в Чечне нет[49].

Орстхойский диалект различные исследователи иногда именуют отличающимися названиями — карабулакский, karabulak, qarabulak, balojn. Также встречаются и различные варианты написания самоназвания диалекта — arstxojn, arştxojn, erstxojn, erştxojn, orstxojn, orştxojn[50]. Первые данные о нём собрал советский языковед А. Н. Генко, основываясь на материалах, имеющихся в работах подполковника российской армии, дивизионного квартирмейстера Л. Л. фон Штедера (2-я пол. XVIII в.) и немецкого востоковеда, путешественника Ю. Г. Клапрота (нач. XIX в.). А. Н. Генко сближал орстхойский диалект с чеченским языком, но выделял его в особую группу[51]. Единственным, на данный момент, трудом, посвященным орстхойскому диалекту, является работа д-р филол. наук М. Р. Овхадова, который на основе полевых научных материалов, классифицировал язык орстхойцев, как «орстхойский говор галанчожского диалекта чеченского языка».

Нравы и обычаи[ | ]

В 1978 году, на основании рассказов местных жителей, А. С. Сулеймановым были собраны немногочисленные сведения о некоторых обычаях орстхойцев. В частности, он сообщает, что вплоть до конца XVIII века орстхойские мужчины, подчёркивая своё высокородное происхождение («эзди нах»), носили длинные кудри, а женщины — высокие причёски («кур»). Традиционно придавая некое важное значение волосяному покрову головы, орстхойцы заставляли начисто брить головы всех мужчин, попадавших в их зависимость[52].

Помимо прочего, описывая орстхойцев, А. С. Сулейманов упоминает, что «это одно из самых воинственных племён вайнахского народа»[53], подобная характеристика прослеживается и в источниках Российской империи, вероятно, под влиянием борьбы орстхойцев за независимость в период Большой Кавказской войны (1817—1864 годы). Сопротивление этой народности было столь упорным, что в статье о чеченцах в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона» орстхойцы (в ЭСБЭ карабулаки) названы как «самое враждебное нам [России] племя»[47]. Согласно характеристике источника XIX века орстхойцы «самый беспокойный народ и ничем не удовлетворяются»[54].

Верования и религия[ | ]

У многих народов Северного Кавказа бытовали древние эпические сказания — «Нартский эпос», генезис которого среди учёных до сих пор остаётся спорным. Существенно отличаются от прочих сказания о богатырях-нартах в среде вайнахского населения — здесь они выступают неоднозначными, в основном отрицательными персонажами. Вайнахский эпос сохранился фрагментарно, в нём у нартов имеется дополнительное имя — орхустойцы/орстхойцы, в котором некоторые исследователи видят возможный эпоним исторических орстхойцев. Отличие в восприятии вайнахами характера нартов иногда трактуют как подчёркивание связи орстхойцев с исконными врагами горцев — жителями равнин (например, в некоторый период аланами), что позволяет предположить первоначальным местом обитания исторических орстхойцев предгорные равнины[9] (см. раздел «Возникновение»). Согласно ингушскому этнографу конца XIX — начала XX веков Ч. Э. Ахриеву, нярты/нарты и орхустойцы/орстхойцы это две группы мифологических персонажей — высоконравственные и злокозненные соответственно. Другой этнограф того же периода — Б. К. Далгат — считал, что наименования «нарты» и «орстхойцы» служат для обозначения одной категории героев — злых и коварных насильников, совершающих набеги на мирных людей и притесняющих безвинных. Этой точки зрения придерживались и последующие исследователи советского периода. Некоторое характерное отличие прослеживается в ингушских сказаниях — здесь иногда нарты-орстхойцы совместно с ингушами защищают родные земли от врагов, наступающих с равнин, а также роднятся с местными героями[55].

Сами орстхойцы одними из первых среди вайнахских обществ приняли ислам, что определённым образом сблизило их с уже находящимися в лоне этой религии чеченцами и отдалило от ингушей, придерживавшихся на тот момент в основном традиционных верований. До принятия ислама, вероятно, в среде орстхойцев ведущее место занимал культ священного оленя[53].

Примечания[ | ]

Комментарии
  1. Представители многих северокавказских народов использовали сложную и не всегда однозначную систему названий для существовавших в их среде форм социальных и военных объединений. Например, нахские народы имели целую иерархическую систему таких объединений, состоящую из групп разного статуса и размера — тукхумы/шахары, тайпы, гары, некъи, ца, доьзалы и другие. Крупные формы таких союзов не имеют единого северокавказского названия и для упрощения в кавказоведении используется термин вольные общества или просто общества.
  2. Также балойцами часть нохчмахкахойцев/ичкеринцев называла горных аккинцев и ялхоройцев. Вероятно, это имя происходит от названия общества Балой, представители которого могли являться общими предками этих этнических групп — орстхойцев, горных аккинцев и ялхоройцев.
  3. Также карабулаками русские источники XVIII—XIX вв. иногда называли равнинных аккинцев/ауховцевдореформенной орфографии этнонимы указывались с большой буквы — Карабулаки). Вероятно, распространение имени карабулаки на равнинных аккинцев было связано с тем, что орстхойцы/карабулаки составляли значительную часть переселенцев, участвовавших в формировании этой этнической группы.
  4. Чеченский исследователь-краевед А. С. Сулейманов относит к Орстхой-Мохк и земли освоенные частью орстхойцев переселившихся севернее — в реки Сунжа (запад Чеченской равнины). Здесь они основали селения Элдархан-Гала, Обург-Юрт, Сипсо-Гала, Эна-Хишка, Гажар-Юрт, Эха-Борзе и др. (соответ. совр. Карабулак, Троицкая, Орджоникидзевская, Серноводская, Нестеровская, Ассиновская) (Сулейманов А. С., 1978, с. 78-79, Сулейманов А. С., 1985, с. 20-21).
  5. Часть орстхойцев переселилась ещё восточнее — вплоть до Дагестана, где они составили значительный компонент в этногенезе равнинных аккинцев.
  6. Указанные исследователи в различной степени признаны официальной наукой, и некоторые их работы имеют спорную ценность в научной среде этимологов и лингвистов.
  7. Также в работе А. С. Сулейманова имеется и более фантастичная версия происхождения этого тайпа: исследователь сообщает, что представители одного из чеченских обществ — тайпа Дай — считали предками орсойцев древних греков.
  8. Этноним, о котором сообщают восточные авторы как об одной из групп русов, помимо куйаба (киевлян) и салавийа (славян). Например, арабский географ Ибн Хаукаль в «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик» (970-е годы).
  9. Например статья помощника Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике Х. Умхаева «„Историческое“ мифотворчество».
  10. Большинство названий дано в соответствии с работой А. С. Сулейманова «Топонимия Чечено-Ингушетии» в IV частях (1976—1985 гг.), а также по его более краткому переизданию 1997 г. (Сулейманов, 1978; Сулейманов, 1997).
  11. В статье 1936 г. исследовавшей проблемы чеченского тайпа и в первом отдельном издании этой работы, М. А. Мамакаев не указывает наименования тайпов входящих в тукхум Орстхой (Мамакаев, 1936; Мамакаев, 1962).
  12. В работе А. С. Сулейманова «Топонимия Чечено-Ингушетии» (1976—1985 гг.) Мержа — это группа поселений Дак-бух, Далг-бух и Чуркх-бух. Однако, далее по тексту у А. С. Сулейманова имеется другая, вероятно, ошибочная информация, так как здесь Мержа включает слишком много селений, явно принадлежащих другим тайпам: помимо Дак-бух и Далг-бух, далее прибавляются Цечу-эхкие [Цечу-ахкие], Деха-Гериета, Сеха-Гериета, Хайха [Хевха], Кулие, а указанный первоначально Чуркх-бух — отсутствует. (Сулейманов, 1978, с. 80, 101; Сулейманов, 1997).
  13. В переиздании 1997 года появляется некоторая политизация текста статьи об орстхойцах в работе А. С. Сулейманова: 1) тайпы Ялхорой и Галай обозначены как чеченские (если первый бесспорно чеченский, то второй является чечено-ингушским); 2) граница расселения орстхойцев на равнине указана уже не расплывчато «уходила в затеречные пески», а конкретно — «уходила за реку Сунжу»; 3) опущена первоначальная характеристика А. С. Сулейманова орстхойцев, как племени занимавшего промежуточное положение между ингушами и чеченцами (Сулейманов, 1978, с. 78-80; Сулейманов, 1997).
  14. Селение Гехи или, возможно, Гехи-Чу.
  15. Х. Коригов — начальник ППО УМ-4 треста «ГТПС», С. Мержоев — диспетчер Прикаспийского отделения ВНИГИИК, М. В. Белхороев — прокурор Заводского района города Грозный («Комсомольское племя», 1990).
  16. Два документа — 1) 1616 год ранее октября 6-го: «Челобитная служилых „окочан“ Терского города, поданная в Терской приказной избе, о притеснениях со стороны кабардинского кн. Сунчалея Янглычевича Черкасского»; 2) 1619 год позднее мая 4-го: «Отписка терского воеводы Н. Д. Вельяминова в Посольский приказ о принесении шерти кабардинским мурзой Алегукой Шегануковым и о просьбе кабардинских мурз прислать к ним ратных людей для совместной борьбы с ногайскими татарами» (Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII веках. — М: Издательство Академии Наук СССР, 1957. — Т. 1. — С. 95, 97).
Источники
  1. 1 2 Гильденштедт И. А. (1787, 1791), 2002, с. 243, 407 (коммент. Ю. Ю. Карпова)..
  2. 1 2 3 4 Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 230.
  3. Сулейманов А. С., 1978, с. 78.
  4. 1 2 Сулейманов А. С., 1997, с. 13.
  5. Ингушско-русский словарь, 2005, с. 330.
  6. Ингушско-русский словарь, 2009, с. 536.
  7. Например: Сулейманов А. С. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 1. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1976. — С. 34, 105.
  8. Саратов И. Е. Следы наших предков / Памятники Отечества, № 2. — М.: «Русская книга», 1985. — С. 36.
  9. 1 2 3 Чеченский архив (Сборник материалов по истории чеченского народа). Выпуск I. — Гр.: ГУП «Книжное издательство», 2008. — С. 48—113 (Я. С. Вагапов Вайнахи и сарматы: нахский пласт в сарматской ономастике. — Гр.: «Книга», 1990).
  10. Далгат У. Б. Героический эпос чеченцев и ингушей. — М.: Наука, 1972. — С.115
  11. 1 2 Чеченский архив (Сборник материалов по истории чеченского народа). — Гр.: ГУП «Книжное издательство», 2008. — С. 187—191 (Бызов И. В. Аланы: кто они? // Объединённая газета, № 3—4 (59—60) — 2005).
  12. 1 2 Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. — М.: «Наука», 1973. — С. 170.
  13. 1 2 Сулейманов А. С. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 2. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978. — C. 115.
  14. Гюльденштедт И. А. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа. — СПб., 1809. — С. 460.
  15. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 231.
  16. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок .D0.93. не указан текст
  17. 1 2 3 Сулейманов А. С. Топонимия Чечни. — Гр.: ГУП «Книжное издательство», 2006. — (переиздание 1976—1985 гг.).
  18. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 234.
  19. Шнирельман В. А. Часть третья. Преодоление судьбы (чеченцы и ингуши). Глава 16. Судьба чеченцев-аккинцев. // Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. / Ред. серии И. Калинин. — М.: «Новое литературное обозрение», 2006.
  20. 1 2 3 4 5 6 Кодзоев Н. Д. История ингушского народа. Глава 4. § 1. Жизнь ингушей на равнинах и в горах (сайт «Ингушетия.ру»).
  21. 1 2 Шнирельман В. А. Ук. соч.
  22. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 230—231.
  23. 1 2 Мамакаев, 1973, с. 19.
  24. Мамакаев, 1973, с. 22.
  25. 1 2 Сулейманов, 1978, с. 78.
  26. Сулейманов, 1997.
  27. 1 2 Ахмадов Я. 3., Ахмадов Ш. Б., Багаев М. X., Хизриев X. А. История Чечено-Ингушетии (дореволюционный период) // Учебное пособие. — Гр., 1991. — С. 50.
  28. 1 2 3 4 5 Частный сайт А. Шнайдера: Чеченские тейпы и тукхумы.
  29. 1 2 Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX в. — М., 1974. — С. 160—161.
  30. 1 2 Сулейманов, 1997, с. 397.
  31. Ингушско-русский словарь, 2005, с. 474.
  32. 1 2 Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX в. — М., 1974. — С. 163.
  33. Сулейманов, 1978, с. 78-79.
  34. 1 2 «Комсомольское племя», 1990.
  35. Юсупов М. М. Орстхойцы — кто они? // Бюллетень . — Институт этнологии и антропологии РАН, 1999. — № 26. — С. 60—61.
  36. 1 2 Волкова Н. Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. — М.: «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1973. — С. 162.
  37. Вахушти Багратиони. География Грузии. Записки Кавказского отдела РГО, кн. 24, вып. 5. — Тифлис, 1904. — С. 151.
  38. Документальная история образования многонационального государства Российского. В 4-х книгах. Книга первая. Россия и Северный Кавказ в XVI—XIX веках. / Под общей ред. Г. Л. Бондаревского и Г. Н. Колбая. — М.: «Норма», 1998. — С. 175.
  39. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 68, 234.
  40. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722-го по 1803 год. Извлечения. — Нальчик: «Эль-Фа», 2001. — С. 318.
  41. Кипкеева З. Б. Северный Кавказ в Российской империи: народы, миграции, территории. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2008. — С. 148—149.
  42. АКАК, Т. 4. — Тифлис, 1870. — С. 879.
  43. 1 2 3 4 Кодзоев Н. Д. История ингушского народа. Глава 5. § 1. Ингушетия в первой половине XIX в. (сайт «Ингушетия.ру»).
  44. Потто В. А. С древнейших времён до Ермолова // Каваказская война. — Ставрополь: «Кавказский край», 1994. — Т. 1. — С. 623.
  45. Эммануэль, Георгий Арсеньевич // . — СПб.: тип. Главного Упр. Уделов, 1912.
  46. Кодзоев Н. Д. История ингушского народа. Глава 5. § 2. Ингушетия во второй половине XIX в. (сайт «Ингушетия.ру»).
  47. 1 2 Чеченцы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  48. 1 2 Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 44.
  49. Коряков Ю. Б., 2006, с. 26-27.
  50. Коряков Ю. Б., 2006, с. 26.
  51. Генко А. Н. Из культурного прошлого ингушей // Записки коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР, т. V. — Л., 1930. — С. 681—761.
  52. Сулейманов, 1978, с. 79.
  53. 1 2 Сулейманов А. С. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 2. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978. — C. 80.
  54. Сборник сведений о кавказских горцах. VIII. 29. — Тифлис, 1875.
  55. Мифы народов мира / Отв. ред. С. А. Токарев. — М.: «Советская энциклопедия», 1992. — Т. 2. — С. 199-200.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]