Паразит-одиночка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Паразит-одиночка»[к. 1] (яп. パラサイトシングル парасайто сингуру, от англ. parasite single) — форма социального паразитизма; японское выражение, использующееся в отношении неженатых молодых людей старше 20—30 лет, живущих с родителями и наслаждающихся беззаботной и комфортной жизнью за их счёт[2]. Согласно исследованиям профессора , 60 % холостых японских мужчин и 80 % женщин живут в доме с родителями[3]. По данным на 2002 год, «парасайто сингуру» в стране около 10 млн человек[4].

«Парасайто сингуру» часто винят во многих экономических и социальных проблемах страны, начиная от снижения рождаемости и старения населения и заканчивая ростом преступности и снижением темпов развития производства. «Паразиты-одиночки», как отмечают японские социологи, не задумываясь бросают работу при возникновении малейших трудностей и проблем и даже тогда, когда работа мешает им проводить время в своё удовольствие, что наносит ущерб экономике страны; они не несут расходов на жилье, не приобретают мебель и домашнюю утварь[5]. Деньги они тратят на свои хобби, развлечения и предметы роскоши[5].

Отчасти данный феномен объясняется тем, что это молодое поколение родилось в экономически благоприятный период, когда процент безработных был очень низким (на уровне 2 %), а предложения работодателей превышали спрос. Стабильность в стране обеспечивалась принятой в 1950-х годах системой трудовых отношений, основанной на пожизненном найме, постепенном повышении зарплаты в соответствии с выслугой лет в компании и пофирменной структуре профсоюзов[6].

Этимология[ | ]

Выражение «парасайто сингуру» впервые было использовано Масахиро Ямадой в книге-бестселлере «Эпоха паразитов-одиночек» (яп. パラサイトシングルの時代 парасайто сингуру но дзидай), опубликованной в октябре 1999 года. Фраза быстро начала использоваться в СМИ и в настоящее время известна в Японии повсеместно. Профессор Ямада впоследствии придумал сходный термин «паразитирующая пара» для супружеских пар, живущих с родителями одного из партнеров.

Подобное явление встречаются не только в японском обществе, но и в других странах мира: в Италии, где тридцатилетних холостяков, полагающихся на матерей, называют bamboccioni («взрослое дитя»), в Германии, Бразилии. В СССР в период относительного экономического благополучия (эпоха Хрущёва-раннебрежневская) их приравнивали к тунеядцам, критиковали и высмеивали в СМИ.[источник не указан 524 дня]

См. также[ | ]

Комментарии[ | ]

  1. Встречаются также варианты «паразитирующий одиночка»[1] и «паразит-холостяк».

Примечания[ | ]

  1. Тихоцкая И. С. Изменения в жизненном цикле японцев и место молодёжи в современном обществе // Выпуск XXXII. История и культура традиционной Японии 3 / Под ред. Смирнова И. С., отв. ред Мещеряков А. Н.. — Москва: Наталис, 2010. — С. 462. — 480 с. — (Orientalia et classica. Труды Института восточных культур и античности). — 300 экз. — ISBN 978-5-0862-0330-5.
  2. Брак в одиночку. Проверено 14 марта 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  3. Japanese parents marry off parasite single offspring (англ.). The Independent (24 августа 2008 года). Проверено 14 марта 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  4. Тихоцкая И. ЯПОНИЯ. Жизненный цикл меняется // Азия и Африка сегодня. — М., 2002. — Вып. 4. — С. 15-19.
  5. 1 2 Железняк, Оксана. Парасайто сингуру. Почему японская молодежь не спешит расставаться с родительским домом. Независимая газета (29 ноября 2004 года). Проверено 14 марта 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  6. Тебин Н. Молодёжь Японии: без амбиций и цели в жизни // Азия и Африка сегодня. — М., 2008. — Вып. 2. — С. 10-14. — ISSN 0321-5075.