Писатель одной книги

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Писатель одной книги — писатель, из всего литературного наследия которого известность получило одно произведение, в тени которого остаётся всё остальное творчество.

Понятие о писателе одной книги как об авторе ряда произведений, из которых лишь одно получило широкое признание, не следует смешивать с авторством одной книги как фактическим положением дел (писатель не написал других): такие случаи также известны в истории литературы (например, Харпер Ли с романом «Убить пересмешника» или Маргарет Митчелл, которая написала только «Унесённые ветром», если не считать написанной в подростковом возрасте повести «Lost Laysen», изданной только через полвека после её смерти).

А. С. Грибоедов

Наиболее часто писателем одной книги в русской литературно-критической традиции называют Александра Сергеевича Грибоедова с комедией «Горе от ума» (помимо неё, Грибоедов написал ещё несколько пьес, часто в соавторстве, и стихотворений, но с художественным уровнем «Горя от ума» они в сравнение не идут)[1][2].

Л. Е. Пинский характеризует как писателя одной книги Эразма Роттердамского с его «Похвалой глупости»[3], А. Д. Михайлов — Эдмона Ростана с пьесой «Сирано де Бержерак»[4]; Ростану принадлежит также ряд достаточно известных пьес — «Принцесса Грёза», «Орлёнок», «Шантеклер». Эдуард Лимонов даже называет автором одной книги — романа «Лолита» — Владимира Набокова, полемически заявляя, что предыдущие девять книг Набокова — «обычные эмигрантские романы»[5].

Нередко репутация писателя одной книги закрепляется за автором многочисленных произведений для взрослого читателя, добившимся исключительного успеха в детской литературе: в частности, речь может идти о Лазаре Лагине (в связи с повестью-сказкой «Старик Хоттабыч»), Алане Милне (авторе Винни-Пуха) и Петре Ершове (создателе «Конька-Горбунка»)[6], а также об Андрее НекрасовеПриключения капитана Врунгеля»)[7] и Рувиме ФраерманеДикая собака Динго…»)[8].

За пределами художественной литературы автором одной книги называют, например, таких учёных, как Эвклид («Начала») и Леонтий Магницкий («Арифметика»)[9].

В современной критике понятие «писатель одной книги» иногда переосмысляют, применяя к молодому или начинающему автору, у которого хватает личного опыта и творческой энергии только на одну книгу, основанную на собственных переживаниях, — независимо от того, последовали ли за этой книгой другие: по словам критика Юлии Качалкиной,

Человек на пороге совершеннолетия пишет отчёт о своей молодой жизни (наркотики, взросление, первый сексуальный опыт) и на этом останавливается. Такая книга интересна как человеческий документ, и она публикуется огромными тиражами. Люди старшего поколения используют её, как, извините, ведьмы используют кровь девственниц для омоложения, ещё раз переживают, казалось бы, навсегда ушедшие эмоции. Бенжамин Леберт написал свой первый (и единственный) роман в 16 лет, Анн-Софи Брасм — в 17, наша  — в 18. Все они затрагивают специфические молодёжные темы, то есть пишут о себе[10].

В близком значении использовал выражение «писатель одной книги» , отмечая, что после выхода первой книги поэта Николая Гронского он

боялся, что Н. Гронский — писатель одной книги. Думал, что «Белладонна» и является такой единственной пьесой, в которой вся поэтическая сила поэта себя исчерпала. К счастью (хотя и писатели одной книги часто имеют в общем ходе литературного развития очень большое значение, вспомним хотя бы Грибоедова и его «Горе от ума») опасения мои не подтвердились[11].

Некоторые другие критики также считали необходимым защищать автора от незаслуженной репутации писателя одной книги — как это, в частности, делает Е. Вайнер, обращая внимание на то, что Дж. Д. Сэлинджер написал далеко не только «Над пропастью во ржи»[12].

Нередко писателями одной книги становятся люди, пережившие войны и изложившие свои воспоминания в виде художественных произведений[13] — например, партизанский командир П. П. Вершигора как писатель получил известность прежде всего своим произведением «Люди с чистой совестью», а участник русско-японской войны Алексей Новиков-Прибой — романом-эпопеей «Цусима».

См. также[ | ]

Источники[ | ]

  1. Мирский Д. Грибоедов // Мирский Д. История русской литературы с древнейших времен до 1925 года ([1926]) / Пер. с англ. Р. Зерновой. — L.: Overseas Publications Interchange Ltd, 1992. — С. 174—180.
  2. Благой Д. Грибоедов // Литературная энциклопедия: В 11 т. — [М.], 1929—1939. Т. 2. — [М.]: Изд-во Ком. Акад., 1929. — Стб. 756—768.
  3. Пинский Л. Е. Эразм и его «Похвала глупости» // Эразм Роттердамский. Похвала глупости. — М.: ГИХЛ, 1960.
  4. Михайлов А. Драматургия Эдмона Ростана // Эдмон Ростан. Пьесы. — Самара: АВС, 1997.
  5. Лимонов Э. Набоков: отвращение к женщине // Лимонов Э. Священные монстры. — М.: Ad Marginem, 2003. — С. 61.
  6. Данилейко К. Пять ложек эликсира // «Книжная витрина», 8 декабря 2003.
  7. Окулов В. Жив курилка! Мифаго Врунгель // «Литературная Россия», № 21, 25.05.2007.
  8. Марина Балина. Воспитание чувств à la sovietique: повести о первой любви // «Неприкосновенный запас», вып. 58.
  9. Смирнов Сергей. В этот год различных дат // «Знание — сила», 2003, № 4.
  10. Валерия Пустовая, Юлия Качалкина. Сейчас нет борьбы течений и школ, побеждает личность. Архивировано 4 августа 2012 года. // «Культура», № 26 (7485), 7—13 июля 2005.
  11. Бем А. Л. Поэзия Николая Гронского (Ко второй годовщине его смерти, 21-го ноября 1934 года) // «Меч», 22 ноября 1936.
  12. Вайнер Е. Сэлинджер Дж. Д. Сочинения в двух томах: Рецензия. // Русский журнал, 28.02.1998.
  13. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. — С. 285.