Разграбление Рима (455)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Нашествие Гейзериха на Рим. Эскиз К. Брюллова. Ок. 1834

Воспользовавшись переворотом в Риме, в результате которого был убит император Валентиниан III, король вандалов Гейзерих отправился из Карфагена с флотом на столицу Западной Римской империи. Город был захвачен без боя, оказавшись без войск и власти в результате убийства толпой узурпатора императорской власти Максима. Римский папа Лев I уговорил вандалов не разрушать город и не убивать жителей в обмен на сдачу Рима.

Разграбление Рима вандалами продолжалось две недели — со 2 по 16 июня 455 года. Были угнаны с целью получения выкупа тысячи пленников. С этими событиями связывают возникновение в конце XVIII века термина «вандализм», означающего бессмысленное уничтожение культурных ценностей.

Предыстория набега[ | ]

Королевство вандалов и аланов[ | ]

В конце IV века германское племя вандалов под давлением готов и гуннов двинулось из мест своего обитания в Паннонии (придунайская провинция) на запад. В 406 году вандалы в союзе с племенами аланов и свевов ворвались в римскую провинцию Галлия, разорили её и в 409 году захватили Испанию.

Под давлением везеготов в 429 году вандалы с аланами под началом короля Гейзериха переправились через Гибралтар в северную Африку, где начали успешные войны с римским наместником и войсками Византии, посланными ему на помощь. В 439 году вандалы, нарушив мирный договор, захватили у римлян Карфаген, ставший их столицей. С этого года отсчитывается рождение королевства вандалов и аланов, признанное в 442 году императором Валентинианом III по новому мирному договору. Договор соблюдался Гейзерихом вплоть до убийства Валентиниана.

Смута в Риме[ | ]

Наиболее подробно о перевороте в Риме, повлёкшем за собой набег вандалов, политическую нестабильность империи и в конечном итоге её исчезновение, рассказал автор VII века Иоанн Антиохийский по не дошедшему до нас сочинению Приска, византийского дипломата и историка середины V века.

Римский сенатор Петроний Максим, отмеченный двумя консульствами, был унижен и оскорблён императором Валентинианом III. Император выиграл в игре в кости у Максима его кольцо и послал это кольцо с доверенным человеком к жене Максима, приказав от его имени явиться во дворец к мужу. Во дворце Валентиниан изнасиловал ничего не подозревающую женщину. Максим никак не проявил своего гнева, но тайно стал готовить месть.[1]

Первым шагом к отмщению, в изложении Иоанна Антиохийского, явилось убийство в сентябре 454 прославленного полководца Аэция, который разгромил орды Аттилы в 451 году. Влияние Аэция возросло настолько, что стало представлять угрозу подозрительному Валентиниану, в чём его постарался убедить Максим. Император вызвал полководца во дворец, где неожиданно напал на него с мечом в руках. После того, как Валентиниан с помощью доверенного евнуха Ираклия зарубил Аэция, он спросил у одного человека: «Не правда ли, смерть Аэция прекрасно исполнена?» Тот ответил: «Прекрасно или нет, я не знаю. Но я знаю, что вы левой рукой отрубили себе правую.»[2]

Следующим шагом отмщения стало убийство самого императора. Хотя Иоанн Антиохийский обвиняет в организации заговора Максима,[3] непосредственный свидетель событий Проспер Аквитанский отмечает в своей хронике лишь то, что Максим оказал впоследствии убийцам Валентиниана дружеский приём. Гот Оптила, служивший под началом Аэция и преданный ему, зарубил императора Валентиниана III. У императора не было сыновей или признанных наследников, после смерти Аэция не было и командующего всеми армиями, чем воспользовался Максим. С помощью подкупа он добился провозглашения его императором 17 марта 455 года.

Призвание вандалов[ | ]

Легитимность власти Максима была под вопросом, поэтому он всего через несколько дней после провозглашения императором женился на Лицинии Евдоксии, вдове Валентиниана III. По свидетельству Проспера он вынудил Евдоксию к браку. Иоанн Антиохийский пишет, что Максим даже угрожал ей смертью. За помощью она обратилась к королю вандалов Гейзериху. Прокопий передал эту историю так:

«И вот как-то, находясь с Евдоксией на ложе, он сказал ей, что всё это совершил из-за любви к ней. Евдоксия, сердившаяся на Максима и раньше, желавшая отомстить за его преступление против Валентиниана, теперь от его слов ещё сильнее вскипела на него гневом, и слова Максима, что из-за неё случилось это несчастье с её мужем, побудили её к заговору.
Как только наступил день, она отправила в Карфаген послание, прося Гизериха отомстить за Валентиниана, умерщвлённого безбожным человеком, недостойным ни его самого, ни его царского звания, и освободить её, терпящую бесчестье от тирана. Она настойчиво твердила, что ему как другу и союзнику, раз совершено столь великое преступление по отношению к царскому дому, было бы недостойно и нечестиво не оказаться мстителем. Она считала, что из Византия ей нечего ждать помощи и отмщения, поскольку Феодосий [отец Евдоксии] уже окончил дни своей жизни и царство перенял Маркиан[4]

Версии о призвании варваров в разные части империи были популярны среди историков V века. Вторжение вандалов в Галлию в 406 году объяснялось их призванием туда римским полководцем Стилихоном, вторжение вандалов в 429 году в северную Африку — призванием их римским наместником Бонифацием, поход гуннов на Западно-Римскую империю — призванием Аттилы сестрой императора Гонорией. По видимому, версию о призвании Евдоксией вандалов на Рим озвучил Приск, а позднее с его слов её подхватили более поздние византийские историки.[5] Свидетель событий Проспер Аквитанский не упоминает об этом, но его современник испанский епископ Идаций уже знал о версии, назвав её «дурными слухами»[6].

Современные историки допускают возможность такого развития событий, основываясь на сообщении Идация о том, что Максим пожелал женить своего сына Палладия на дочери Валентиниана. Так как одна из его дочерей Плацидия была уже замужем за знатным римлянином Олибрием, то речь может идти о другой дочери — Евдокии, которая по предложению Аэция была помолвлена с сыном Гейзериха.[7] Таким образом Гейзерих был лично заинтересован в свержении узурпатора Максима.

Прокопий высказал мнение, что Гейзерих отправился в набег на Рим лишь с целью грабежа.

Захват и разграбление Рима[ | ]

Рим узнал об экспедиции Гейзериха заранее. В городе поднялась паника, в ходе которой император Максим, процарствоваший менее 3 месяцев, был убит. Проспер Аквитанский кратко и по-видимому наиболее точно описал гибель Максима:

«Было объявлено о приближении короля Гейзериха из Африки, и когда толпы в панике ринулись из города, когда он [Максим] в страхе также хотел бежать, разрешив бежать всем остальным, он был зарезан императорскими рабами на его 77-й день правления. Его разорванное на части тело было брошено в Тибр, и он остался без могилы.»[8]

77-й день правления соответствует 31 мая или 1 июня 455 года, общепринята первая дата.[9] Поэт из Галлии Сидоний Аполлинарий благодаря родственным связям был хорошо осведомлён о положении в Риме. В одном из писем он обрисовал ситуацию, в которой оказался император Максим: «Он нашёл себя безвластным правителем ненадёжной свиты, окружённый мятежами легионеров, беспокойством населения, волнениями среди союзников-варваров…»[10] Сидоний также намекнул, что волнения в народе были вызваны неким военачальником-бургундом, а Иордан назвал имя римского солдата Урса, убившего Максима.

Хронист VI века Виктор Туннунский сообщил, что Гейзерих занял Рим на 3-й день после гибели Максима, грабил его в течение 14 дней и увёз в Карфаген тысячи пленников.[11]

Короля вандалов в воротах города встретил папа Лев I и уговорил пощадить город от поджогов, а жителей от пыток и убийств. Проспер Аквитанский, непосредственный свидетель падения Рима, отметил в своей хронике: «когда всё подчинилось его власти, [Гейзерих] воздержался от огня, резни и казней. Итак, в течение следующих четырнадцати дней в ходе беспрепятственных и свободных розысков Рим был лишён всех своих богатств, а также вместе с царицей [Евдоксией] и её детьми в Карфаген были уведены многие тысячи пленников.» Разорение Рима отличалось от более раннего грабежа готским вождём Аларихом в 410 году своим планомерным и методичным характером[12].

Разграбление Рима вандалами. Иллюстрация Г. Лейтманна.

Прокопий перечислил добычу вандалов:

«Гизерих взял в плен Евдоксию с её дочерьми от Валентиниана, Евдокией и Плацидией и, нагрузив на корабли огромное количество золота и иных царских сокровищ, отплыл в Карфаген, забрав из дворца и медь, и все остальное. Он ограбил и храм Юпитера Капитолийского и снял с него половину крыши. Эта крыша была сделана из лучшей меди и покрыта густым слоем золота, представляя величественное и изумительное зрелище.
Из кораблей, что были у Гизериха, один, который вёз статуи, говорят, погиб, со всеми же остальными вандалы вошли благополучно в гавань Карфагена.»[13]

Прокопий также упомянул про иудейские сокровища из римского дворца, захваченные римским императором Титом Веспасианом в Иерусалиме в I веке.

Последствия[ | ]

Гейзерих разделил пленников из Рима между вандалами и маврами, участниками набега. Пленных, среди которых было много знатных людей, выкупали за деньги. Об участии католической церкви в их освобождении рассказал епископ Виктор Витенский.

Дочь Евдоксии Евдокия была выдана замуж за Гунериха, сына Гейзериха. Гунерих в 477 наследовал королевство вандалов и аланов, а в 523 королём вандалов стал его сын от Евдокии Хильдерих. Сама Евдоксия и её другая дочь Плацидия через 2 года были отпущены в Константинополь.

Рим после набега вандалов на месяц погрузился в безвластие. В июле 455 года новым императором был провозглашён военачальник в Галлии Марк Авит, соратник Аэция и друг готского короля Теодориха II.

Сокровища, награбленные вандалами в Риме, были захвачены византийской армией в 534 году после разгрома варварского королевства и перевезены в Константинополь.

Набег вандалов стал 2-м разграблением Рима в V веке, в 410 году он подвергался 3-дневному грабежу вестготов Алариха, в результате чего часть города была сожжена. Однако именно набег вандалов произвёл глубокое впечатление на современников и оставил заметный след в католической историографии. Хотя нет сведений об убийствах вандалами горожан, в отличие от захвата в 410-м, Гейзерих не стал подобно Алариху брать под защиту церковные храмы. Во времена Великой Французской революции возник термин «вандализм» по отношению к разрушению исторических памятников. Термин, несмотря на свою явную недостоверность, прижился, стал обозначать бессмысленное уничтожение духовных и материальных культурных ценностей и вошёл во многие языки мира.

Примечания[ | ]

  1. John of Antioch, fr.200-201: Gordon trans.; также Прокопий Кесарийский, «Война с вандалами», I.4. Оба автора повторяют историка Приска.
  2. John of Antioch
  3. Иоанн Антиохийский и его источник Приск отражали взгляды современников на переворот из Византии, в то время как хронисты римского мира более сдержанны в оценках Максима. Спустя век готский историк Иордан в труде «О происхождении и деяниях гетов» уже не сомневался в организации Максимом заговора.
  4. Прокопий Кесарийский, «Война с вандалами», I.4
  5. Марцеллин Комит, Прокопий Кесарийский, Иоанн Антиохийский, Евагрий Схоластик
  6. Hydatius. 167: «ut malum fama dispergit». Букв.: «как разносит дурная молва».
  7. John Bagnall Bury, «History of the Later Roman Empire», 1923: ch.10.2
  8. Прокопий о гибели императора: «Максима, собиравшегося бежать, римляне умертвили, побив камнями. Они отрубили ему голову, разрубили его на части и разделили их между собой.»
  9. Разброс у историков в дате захвата Рима вандалами связан прежде всего с определением дня гибели Максима, то есть в какой день своего правления он был убит. Более поздние, чем хроника Проспера, источники приводят округлённые цифры: например «Галльская хроника 511 года» — 70-й день. Все сходятся в том, что Максим стал императором 17 марта, а вандалы вошли в Рим на 3-й день после его гибели.
  10. Письмо Сидония к Серрану ок. 460 года: Sidonius Apoll., Epist. 2.13
  11. О вступлении Гейзериха в Рим на 3-й день после смерти Максима сообщает также Феофан в своей Хронографии.
  12. По словам Проспера разграбление Рима было в манере: «Secura et libera scrutatione».
  13. Прокопий Кесарийский, «Война с вандалами», I.5

Литература[ | ]