Региональные варианты русского языка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Региона́льные вариа́нты ру́сского языка́ (также территориальные варианты русского языка) — разновидности русского литературного языка, характерные для того или иного региона его распространения, в разной степени отличающиеся от базовой литературной нормы и функционирующие в устной форме. По принципу своего формирования и структуре представляют собой территориальные койне[1]. Региональные варианты часто характеризуются отличиями на всех уровнях языка, прежде всего на фонетическом и лексическом. Причинами появления региональных отличительных черт являются особенности диалектной основы региона, наличие межъязыковых контактов с иноязычным окружением, существование в изоляции от основного этнического массива русских, особенности исторического, экономического и социального характера и т. д.[2] В российской языковедческой традиции наряду с термином «региональный вариант» используется термин «региолект», в ряде исследований русской региональной речи эти термины обозначают разные, хотя и близкие по своей структуре, языковые формы[3][4].

Региональные варианты за рубежом[ | ]

Наиболее отчётливо региональные особенности проявляются у носителей русского языка на постсоветском пространстве. Эти особенности (фонетические, лексические, грамматические и другие) формируются под влиянием концептуальных и языковых картин мира титульных наций в условиях относительной изоляции от русского языка, функционирующего на территории России. Степень проявления региональных особенностей варьирует в речи носителей территориального варианта русского языка от небольшого их числа в речи представителей русской диаспоры до возрастания особенностей у русскоговорящих представителей других наций и наибольшего их числа у носителей русского языка как неродного. В отличие от национальных вариантов английского, испанского или какого-либо другого полинационального языка варианты русского языка в республиках бывшего СССР нельзя назвать национальными, так как носители этих вариантов сохраняют русское самосознание, не образуют этнических общностей, отличных от русских, и не сливаются с другими нациями с образованием третьей[5].

Различного рода особенности русского литературного языка, связанные с языковой интерференцией, существуют среди русских эмигрантов так называемого , объединяющихся в диаспоры[5].

Flag of Belarus.svg Белорусский русский[ | ]

Для белорусского варианта характерно неиспользование слова «Белоруссия» для именования белорусского государства (официально используется исключительно слово «Беларусь»), а также употребление в СМИ белорусизмов[6][7]. Кроме того, в Белоруссии сохранены многие советские названия государственных и муниципальных органов. Поэтому такие историзмы как горисполком, КГБ, местные Советы депутатов имеют официальное закрепление в законодательстве Белоруссии и активно используются в повседневной речи жителей и СМИ.

Flag of Kazakhstan.svg Казахстанский русский[ | ]

Казахстанский вариант обособлен тем, что власти Казахстана переименовали большое количество топонимов на территории своей республики, не все из которых были признаны в России (например, название города Алма-Ата в казахстанском русском звучит, как «Алматы»). Также в казахстанский русский вошли вошли наименования органов власти Казахстана и производные от них слова (например «мажилис», «мажилисмен»). Более того, имеет место образование новых русских слов на основе ранее заимствованных казахских. Например, слово «аким» уже на русской почве образует дериват «акимат» (каз. әкімшілік, әкімдік) с суффиксальным формантом -ат по аналогии с производными «ректорат», «секретариат».[8] Кроме того для казахстанских русскоязычных СМИ характерно использование слов из казахского языка[9].

Flag of Kyrgyzstan.svg Киргизский русский[ | ]

В Киргизии в качестве официального наименования государства на русском языке используются слова Кыргызская Республика и Кыргызстан[10]. В России же используются для наименования слова Киргизская Республика и Киргизия[11]. В 2003 году Первомайский районный суд Бишкека в рамках рассмотрения иска потребовал от русскоязычной газеты «Дело N» писать название государства и представителей нации согласно конституции: «Кыргызская Республика» и «кыргыз». Однако Верховный суд Киргизии отменил это решение, отнеся его исключительно к области лингвистических споров[12].

Flag of Ukraine.svg Украинский русский[ | ]

Украинский вариант выделяется использованием конструкции «в Украине» вместо «на Украине», а также переименованием городов для русского языка, которые не были признаны в России (например, город Днепр в украинском русском именуется как «Днипро»)[13][14]. Спецификой русскоязычных СМИ Украины является использование украинизмов (как лексических, так и синтаксических), украинских прецедентных высказываний и имён (в том числе названий предприятий в украинском написании)[15]. Украинизмы также часто используются русскими писателями, живущими на Украине[16]. При переводе на русский язык законодательных актов в употребление также были внесены украинизмы Рада (вместо Совет) и городской голова (вместо мэр или градоначальник). Также законодательством Украины предусмотрено создание такой формы объединения жителей на муниципальном уровне как территориальная громада (община)[17]. Множеством специфических особенностей от стандартного литературного отличается русский язык Одессы.

Flag of Estonia.svg Эстонский русский[ | ]

Несмотря на то, что русский язык не обладает в Эстонии никаким официальным статусом, государство активно воздействует на русский язык административным путём. На этом уровне в русский язык был внедрён такой неологизм, как «Таллинн» — данное написание является обязательным на территории Эстонии согласно постановлению министра образования и науки «Об утверждении буквенной таблицы, устанавливающей правила транскрибирования и транслитерирования географических названий»[18]. Обязательность именно такого написания по крайней мере на территории Эстонии была подтверждена Языковой инспекцией Эстонии[19][20][21]. Другой пример государственного регулирования русского языка — установленный законом о языке запрет на перевод названия эстонского парламента «Рийгикогу» (эст. Riigikogu — в дословном переводе «Государственное собрание»; до 1940 года использовался перевод «Государственная дума»)[22][23]. Широкое распространение получил термин «неэстонцы» (эст. mitte-eestlased), используемый для собирательного обозначения всех проживающих в Эстонии людей, отличающихся от эстонцев по национальности (в том числе, русские, украинцы, белорусы и т. д.). Вместо привычного в России термина «уголовный кодекс» в русскоязычных СМИ Эстонии, как правило, применяется выражение «пенитенциарный кодекс» (эст. karistusseadustik), либо (реже) «уложение о наказаниях».

Региональные варианты в России[ | ]

Региональные варианты русского языка на территории России могут характеризовать как регионы с подавляющим по численности русским населением (например, пермский, дальневосточный)[2], так и регионы, в которых русские не составляют большинства (например, дагестанский)[~ 1][24].

Изучение локально окрашенной литературной речи в России имеет давнюю традицию. Одним из первых к этому вопросу обратился А. А. Шахматов. Современные исследователи чаще всего проводят изучение речи носителей русского литературного языка крупных городов. Устойчивые фонетические черты региональной городской речи были обобщены, в частности, в статье «Региональные особенности реализации русской речи» (1984) Л. А. Вербицкой, Л. В. Игнаткиной, Н. Ф. Литвачук и других. Наиболее изученной является речь Вологды, Екатеринбурга, Курска, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Перми, Ростова-на-Дону, Саратова и других городов. Между тем, наиболее широко региональные варианты представлены в малых российских городах[25].

Региональные варианты устного литературного языка малых российских городов включают совсем небольшое число диалектных черт. Они характерны для местных уроженцев, имеющих среднее и высшее образование. Иногда местные языковые черты сохраняются осознанно для того, чтобы подчеркнуть свою принадлежность к региону, что характерно для лиц, интересующихся историей и этнографией родного края. И. А. Букринская и О. Е. Кармакова выделяют особый региональный вариант в ареале севернорусского наречия, на территории которого находятся такие малые города, как Белозерск и Устюжна Вологодской области, Варнавино Нижегородской области, Кологрив Костромской области, Любытино Новгородской области, Мышкин Ярославской области. Устойчивыми чертами этого варианта являются[26]:

  1. Полное или неполное оканье.
  2. Еканье (произношение [е] в первом предударном слоге после мягких согласных на месте гласных /о/, /е/ и /а/).
  3. В речи жителей Любытино на месте древней /ê/ отмечается дифтонг [и͡е]: б[и͡е]гали, д[и͡е]лали, хл[и͡е]бы.
  4. Утрата /j/ в интервокальном положении с последующим стяжением или без стяжения в формах прилагательных и глаголов: варна́винска ба́рыня, рабо́тат / рабо́таат.
  5. Твёрдость губных согласных на конце слова в ограниченном круге слов: сем, во́сем, вглуб, це́ркоф.
  6. Упрощение сочетания ст в конце слова: жись, ра́дось.
  7. Особенности лексики: баско́й «красивый», ша́ньги «вид пирогов», годи́на «день поминания».

Для юго-западного регионального варианта литературного языка, охватывающего территории пограничных областей Белоруссии и России, характерны следующие особенности[27]:

  1. Диссимилятивное аканье: тр[ъ]ва́.
  2. Распространение согласного [ɣ] фрикативного образования, чередующегося с [х].
  3. Произношение в Городке Витебской области мягких зубных согласных [с’’] и [з’’]: [с’’]е́рый, [з’’]емля́.
  4. Распространение слов: аɣре́ст «кыжовник», поре́чка «красная смородина», ла́пина «заплата».

Важным признаком регионального варианта литературного языка является, по мнению И. А. Букринской и О. Е. Кармаковой, отсутствие в речи местной интеллигенции грамматических диалектизмов, имеющих яркую стилистическую окраску. Региональный вариант характеризуют только лишь фонетические и отчасти лексические особенности. Согласно точке зрения В. И. Трубинского, устойчивость отдельных фонетических черт (оканье, диссимилятивное аканье, произношение [ɣ], несмягчение губных в конце слова) связана с их «коммуникативной безопасностью, безвредностью», не мешающих общению и пониманию[27].

Для небольшой части носителей региональных вариантов русского языка характерна диглоссия: в семье, особенно при общении с пожилыми родственниками, они говорят на местном диалекте, а в официальной обстановке, на работе переключаются на региональный вариант литературного языка[28].

Литературным произношением в русском языке считается московское и петербургское. Остальные произносительные варианты, не отражённые в словарях и справочниках, находятся за пределами нормы. При этом некоторые лингвисты полагают, что данные типы речи с региональной окраской за пределами Москвы и Петербурга также можно считать региональными вариантами русского литературного языка, поскольку статус языка определяет речевая практика — региональные особенности встречаются в речи образованной части населения того или иного региона (учителей, врачей, работников телевидения и других СМИ, деятелей культуры, представителей органов власти)[29].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Комментарии
  1. К дагестанскому варианту русского языка также применим термин этнолект — разновидность языка, используемого определённой этнической группой, либо (как в случае с дагестанским) группой этносов определённого региона — представителями разных дагестанских народов, включая старожильческое русское население.
Источники
  1. Степанов Е. Н. Национальные варианты русского языка или русские территориальные койне? // Мова: науково-теоретичный часопис з мовознавства. — Одесса, 2001. — Вып. 16. — С. 12—13.
  2. 1 2 Оглезнева Е. А. Дальневосточный региолект русского языка как региональный вариант русского национального языка. — Благовещенск: Амурский государственный университет.
  3. Хорошева Н. В. Региолект как промежуточный идиом во французском и русском языках // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. — 2011. — Вып. 3 (15). — С. 35.
  4. Грузберг Л. Региолект // Филолог. — Пермь: Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет, 2010. — Вып. 11. — ISSN 2076-4154.
  5. 1 2 Степанов Е. Н. Национальные варианты русского языка или русские территориальные койне? // Мова: науково-теоретичный часопис з мовознавства. — Одесса, 2001. — Вып. 16. — С. 13.
  6. Норман Б. Ю. Русский язык в современной Беларуси: практика и норма // Русский язык. — Москва: Издательский дом «Первое сентября», 2010. — 16—31 марта (№ 06 (606)). (Проверено 30 июля 2016)
  7. Лингвист: У белорусов свой русский язык (интервью Г. Гвоздович). TUT.BY (7.09.2009). (Проверено 30 июля 2016)
  8. О некоторых тенденциях влияния казахского языка на русский язык в Казахстане
  9. Журавлёва Е. А. Русский язык и литература: изучение и преподавание в школе и вузе. Учебно-методический раздел. В мире книг. Русский язык в Казахстане: статус, сферы использования и особенности лексической системы. Украинская ассоциация преподавателей русского языка и литературы (УАПРЯЛ). (Проверено 30 июля 2016)
  10. Конституция Кыргызской Республики — названия «Кыргызская Республика» и «Кыргызстан» используются в официальных документах государства на имеющем статус официального русском языке
  11. Распоряжение Администрации Президента Российской Федерации от 17 августа 1995 г. № 1495 «О написании названий государств – бывших республик СССР и их столиц»
  12. Киргизский бизнесмен оскорблен правилами орфографии // РИА «Новости». — 2003. — 13 августа. [1]
  13. Романенко В. Рада переименовала город Днепропетровск. Украинская правда (19.05.2016). (Проверено 30 июля 2016)
  14. Институт Пушкина: Днепр не превратится в «Днипро» в русском языке. РИА Новости (19.05.2016). (Проверено 30 июля 2016)
  15. Николенко Н. И. О специфике русского языка средств массовой информации Украины
  16. Иванишко М. Украинизмы как стилистический прием в произведениях русских писателей-фантастов, живущих на Украине
  17. Валерий Белевич. Что такое территориальная громада? Зачем нам это нужно?
  18. Kohanimede transkribeerimist ja translitereerimist reeglistava tähetabeli kehtestamine
  19. REGNUM Языковая инспекция Эстонии вводит свои нормы русского языка, 28.03.2006.
  20. «Н» пишем — два в уме «Молодёжь Эстонии», 09.11.2004.
  21. Предписание языковой инспекции порталу rus.delfi.ee DELFI
  22. Закон о языке — см. ст. 26
  23. Неверный перевод конституции на русский язык на госпортале исправлен «День за днём» 2011
  24. Жеребило Т. В. Этнолект // Словарь лингвистических терминов. — Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: «Пилигрим», 2010. — 486 с. — ISBN 978-5-98993-133-0.
  25. Букринская И. А., Кармакова О. Е. Языковая ситуация в малых городах России // Исследования по славянской диалектологии. Особенности сосуществования диалектной и литературной форм языка в славяноязычной среде. — М.: Институт славяноведения РАН, 2012. — № 15. — С. 156. — ISBN 5-7576-0251-1.
  26. Букринская И. А., Кармакова О. Е. Языковая ситуация в малых городах России // Исследования по славянской диалектологии. Особенности сосуществования диалектной и литературной форм языка в славяноязычной среде. — М.: Институт славяноведения РАН, 2012. — № 15. — С. 157. — ISBN 5-7576-0251-1.
  27. 1 2 Букринская И. А., Кармакова О. Е. Языковая ситуация в малых городах России // Исследования по славянской диалектологии. Особенности сосуществования диалектной и литературной форм языка в славяноязычной среде. — М.: Институт славяноведения РАН, 2012. — № 15. — С. 157—158. — ISBN 5-7576-0251-1.
  28. Букринская И. А., Кармакова О. Е. Языковая ситуация в малых городах России // Исследования по славянской диалектологии. Особенности сосуществования диалектной и литературной форм языка в славяноязычной среде. — М.: Институт славяноведения РАН, 2012. — № 15. — С. 160. — ISBN 5-7576-0251-1.
  29. Букринская И. А., Кармакова О. Е. Языковая ситуация в малых городах России // Исследования по славянской диалектологии. Особенности сосуществования диалектной и литературной форм языка в славяноязычной среде. — М.: Институт славяноведения РАН, 2012. — № 15. — С. 156—157. — ISBN 5-7576-0251-1.

Ссылки[ | ]