Эта статья входит в число избранных

Хоббит, или Туда и обратно

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Хоббит, или Туда и обратно
The Hobbit, or There and Back Again

Обложка первого издания повести с авторским изображением дракона
Жанр:

детская литература, сказка, фэнтези

Автор:

Джон Р. Р. Толкин

Язык оригинала:

английский

Дата первой публикации:

21 сентября 1937

Издательство:

Allen & Unwin

Следующее:

Властелин Колец

«Хо́ббит, или Туда и обратно» (англ. The Hobbit, or There and Back Again) — повесть английского писателя Джона Р. Р. Толкина. Впервые опубликована в 1937 году издательством Allen & Unwin, став со временем классикой детской литературы. В основе сюжета — путешествие хоббита Бильбо Бэггинса, волшебника Гэндальфа и тринадцати гномов во главе с Торином Дубощитом. Их путь лежит к Одинокой Горе, где находятся гномьи сокровища, захваченные и охраняемые драконом Смаугом.

При написании «Хоббита» Толкин обращался к мотивам скандинавской мифологии и древнеанглийской поэмы «Беовульф». По мнению ряда исследователей, на повести отразился опыт участия писателя в Первой мировой войне. Характерной особенностью произведения является противопоставление древнего и современного стандартов поведения, в частности, стилистики речи персонажей. Главный герой, Бильбо Бэггинс, обладает многими характеристиками современного человека и, как следствие, на фоне древнего мира выглядит явным анахронизмом. Соответственно, в произведении поднимается вопрос о соотношении человека современной культуры с окружающими его древними героями. На протяжении повествования происходит развитие главного героя — участие в приключениях становится для Бильбо путём самопознания. В конфликте за сокровища, который возникает в поздней фазе сюжета повести, затрагивается проблематика чувства жадности к материальным ценностям и его преодоления.

«Хоббит, или Туда и обратно» является первой опубликованной работой Толкина, действие которой происходит в мире Средиземья. Книга получила одобрительные отзывы критиков и пользовалась спросом у читателей, что побудило издателя просить автора о продолжении. В 1937 году Толкин приступил к написанию новой истории о хоббитах. Итогом работы стал роман «Властелин Колец» — в отличие от «Хоббита», это произведение ориентировано на взрослую читательскую аудиторию. В целях согласованности между двумя книгами Толкин внёс изменения в текст «Хоббита», в частности, относительно встречи Бильбо с Голлумом.

Сюжет[ | ]

Бильбо Бэггинс и Гэндальф. Рисунок Джоэля Ли

Повесть начинается с описания хоббитов — низкорослого народа, «примерно вполовину нашего роста и пониже бородатых гномов»[1]. Состоятельный хоббит Бильбо Бэггинс ведёт размеренную жизнь в Бэг-Энде — благоустроенном подземном жилище, сооружённом в глубине Холма. Однажды ему неожиданно наносят визит волшебник Гэндальф и компания из тринадцати гномов. Торин Дубощит, возглавляющий гномов, рассказывает историю своего народа — они были изгнаны из своих подземных чертогов в Одинокой Горе драконом Смаугом, который с тех пор завладел их сокровищами. Гномы планируют предпринять поход на восток к Горе, чтобы отомстить дракону и вернуть свои богатства. Отряду требуется ещё один участник похода — опытный взломщик[комм. 1]. Гэндальф рекомендует на эту роль Бильбо Бэггинса, который, несмотря на скептическое отношение к нему гномов, после некоторых колебаний соглашается[3][4].

Во время путешествия гномы попадают в плен к трём троллям, но на помощь приходит Гэндальф. Волшебник, зная слабость троллей, тянет время до рассвета, после чего те превращаются в камень[5]. В их логове Торин и Гэндальф находят древние эльфийские мечи, а Бильбо получает эльфийский кинжал, который он впоследствии называет Жалом[6]. Через некоторое время отряд достигает долины Ривенделл, населённой эльфами. Элронд, правитель этого места, принимает путников у себя в гостях и помогает им прочитать тайные лунные буквы на карте Одинокой Горы и окрестностей[3][7].

При переходе через Туманные горы компания Торина попадает в плен к гоблинам, которые приводят путников в свои подземелья, но Гэндальф вновь спасает их[8][9]. При бегстве от гоблинов Бильбо отделяется от отряда. Блуждая в пещерах, он находит кольцо, а затем встречает Голлума — скользкое существо, живущее у подземного озера. Голлум предлагает Бильбо сыграть в загадки на следующих условиях: если Бильбо выиграет, Голлум обязуется вывести его из пещер, а если проиграет, то Голлум съест его. Бильбо побеждает, но Голлум подозревает его в краже своего волшебного кольца, способного делать владельца невидимым, и нападает на хоббита. Бильбо, случайно надев найденное кольцо, становится невидимым и, следуя за Голлумом, находит выход из пещер. Вскоре он встречает своих спутников[3][10], однако отряд настигают гоблины и варги, и только вмешательство орлов спасает путешественникам жизни[11].

Отряд находит убежище в доме Беорна — человека, умеющего превращаться в медведя. Он помогает им добраться до Лихолесья. На краю леса Гэндальф покидает своих спутников, отправившись по неотложным делам на юге. Во время перехода через Лихолесье гномы два раза попадают в плен: один раз к гигантским паукам, другой раз — к лесным эльфам, но каждый раз Бильбо, используя кольцо, освобождает своих друзей[3][12].

Беорн в Битве Пяти Воинств

Путешественники прибывают в Озёрный город — поселение людей, построенное на озере[13]. Отряд продолжает путь и достигает Одинокой Горы[14]. Бильбо, надев кольцо, пробирается в логово дракона и крадёт золотую чашу[15]. Когда он снова приходит в пещеру, Смауг встречает его и ведёт с хоббитом беседу, в ходе которой Бильбо хитростью удаётся узнать о незащищённом месте в броне дракона[16]. Смауг, разозлённый тем, что жители Озёрного города помогли гномам, нападает на поселение и сжигает его. Дрозд, который услышал рассказ Бильбо об уязвимости дракона, пересказывает эти сведения лучнику Барду, и тот убивает Смауга[17][18].

Гномы окончательно возвращают своё королевство. Тем временем к Одинокой Горе направляются армии лесных эльфов и жителей Озёрного города. Бард, возглавляющий людей, требует от Торина поделиться с ним частью сокровищ, обосновывая это следующим образом: 1) он убил дракона, поэтому заслуживает награды; 2) он является наследником Гириона, властителя Дейла, а часть своих сокровищ дракон похитил из этого города; 3) по вине гномов Смауг уничтожил Озёрный город, жители которого оказали помощь Торину и его спутникам во время похода. Торин отказывается выполнять требования Барда[19]. Чтобы вынудить его вести переговоры и решить конфликт мирным путём, Бильбо передаёт предводителям армий людей и эльфов в качестве залога найденный им среди драгоценностей Аркенстон — драгоценный камень королевской династии гномов, представляющий для Торина наибольшую ценность среди всех сокровищ. Торин обвиняет Бильбо в предательстве и прогоняет его[17][20].

К гномам прибывает подкрепление из Железных Холмов под руководством Даина, родственника Торина. Враждующие стороны едва не начинают битву, однако у Одинокой Горы неожиданно появляются армии гоблинов и варгов. В сложившихся обстоятельствах гномы, эльфы и люди объединяются против общих врагов. Начинается сражение, названное впоследствии Битвой Пяти Воинств. Когда надежда на победу почти потеряна, появляются орлы и Беорн в медвежьем облике — он убивает многих врагов, в том числе предводителя гоблинов, Больга. Ужас охватывает гоблинов, а люди, эльфы и гномы выигрывают битву. Но победа достигнута дорогой ценой — погибают многие воины, в том числе Торин и его племянники, Фили и Кили[17]. Перед смертью Торин примиряется с Бильбо. Хоббит возвращается домой, взяв с собой лишь небольшое количество сокровищ, считая, что больше ему и не нужно[21], как раз успев к аукциону, где распродаётся его имущество (за время своего отсутствия Бильбо был официально объявлен умершим).

История создания[ | ]

Написание[ | ]

Дом № 20 по Нортмур-роуд в Оксфорде, где Дж. Р. Р. Толкин жил с 1930 по 1952 годы[22]

В 1930-х годах Джон Р. Р. Толкин занимал должность профессора англосаксонского языка в Оксфордском университете[23]. В научной среде он был известен прежде всего благодаря исследованиям древнеанглийского эпоса «Беовульф» и работе над изданием средневековой поэмы «Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь»[24]. Для своих детей он сочинял сказки. Начиная с 1920 года, он писал им письма от имени Рождественского Деда, снабжая их многочисленными иллюстрациями — впоследствии они были опубликованы в отдельной книге[25][26]. Другой сферой его творческой деятельности было создание произведений, на основе которых был сформирован «Сильмариллион»[27].

Толкин вспоминал о происхождении «Хоббита» в письме к поэту Уистену Хью Одену[28]:

Всё, что я помню насчёт того, откуда пошёл «Хоббит», — я сидел, проверяя школьные экзаменационные работы, во власти непреходящей усталости от этого ежегодного труда, каковой ложится на плечи безденежных многодетных преподавателей. На чистом листке я нацарапал: «В земляной норе жил себе хоббит». Почему — я сам не знал; не знаю и сейчас. Долгое время я ничего по этому поводу не предпринимал…[29].

О времени начала работы над книгой точных сведений не сохранилось. Взяв во внимание различные свидетельства Толкина и его сыновей, автор «Истории „Хоббита“» Джон Рейтлифф пришёл к выводу, что написание сказки было начато летом 1930 года[30][31]. По мере сочинения сказки Толкин пересказывал и читал её своим детям[32].

В ранних черновиках «Хоббита» предводителя гномов звали Гэндальф, в то время как волшебник носил имя Бладортин. Дракон именовался Прифтаном, Беорн — русским словом «Медведь»[33][34]. Встречались упоминания реально существующих географических объектов — Китай, пустыня Гоби, горы Гиндукуш и Шетландские острова[35]. Предполагалось, что дракона должен был убить Бильбо. В повествование включались элементы легендариума Толкина — Элронд, сын Эарендела, в «Хоббите» становится правителем Ривенделла, Бильбо и его спутники находят в пещере троллей мечи из эльфийского города Гондолина[33]. Некромант из Лихолесья представляет собой некроманта Ту, который позднее получил имя «Саурон». В ранних версиях «Хоббита» упоминались Берен и Тинувиэль, а Лихолесье первоначально отождествлялось с Таур-ну-Фуином[36]. Король гоблинов Гольфимбул, после гибели которого была изобретена игра в гольф, в ранних версиях носил имя эльфийского короля Финголфина — элемент «гольф» присутствует в обоих именах[37].

Черновой вариант «Хоббита» был закончен в январе 1933 года[38][31]. После этого Толкин давал читать сказку некоторым своим знакомым. Среди них был его друг Клайв С. Льюис, который охарактеризовал её как «действительно хорошую детскую книгу»[39]. В 1936 году Элейн Гриффитс, бывшая ученица Толкина, в разговоре с сотрудницей издательства Allen & Unwin Сьюзен Дагналл рассказала ей о сказке. По просьбе Дагналл Толкин предоставил ей рукопись произведения[40]. Прочитав «Хоббита», она посоветовала автору доработать повесть и предложить её к изданию[41]. Толкин продолжил работу над произведением. 10 августа 1936 года он писал: «„Хоббит“ почти окончен, и издательство его требует». В наборе текста помощь оказывал его сын Майкл, которому приходилось печатать левой рукой, так как он сильно порезал правую. Готовый машинописный текст был отправлен издателю 3 октября 1936 года. По мнению директора издательства Стэнли Анвина, детскую книгу лучше всего должны были оценить дети. Он отдал сказку на рецензию своему десятилетнему сыну Рейнеру, который написал на неё отзыв следующего содержания[40][42]:

Бильбо Бэггинс был хоббит, который жил в своей хоббичей норе и не в каких приключениях не учавствовал, но наконец волшебник Гэндальф и его гномы убедили Бильбо поучавствовать. Он очень здорово провёл время сражаясь с гоблинами и варгами. Наконец они добрались до одинокой горы. Смауга дракона который её караулил убили и после страшной битвы с гоблинами Бильбо вернулся домой — богатым! Эта книга с помощью карт не нуждается в илюстрациях она хорошая и понравицца всем детям от 5 до 9[40].

Повесть была принята к публикации. Рейнер получил за свою работу один шиллинг — позднее он называл эту сумму наиболее выгодным вложением в истории британского издательского дела. В феврале 1937 года Толкин, получив от издательства гранки, счёл необходимым внести изменения в некоторых частях текста. При редактировании он позаботился, чтобы исправленные фрагменты текста по объёму совпадали с первоначальными — это было необходимо, чтобы не обременять сотрудников издательства дополнительной работой. Впрочем, в итоге исправленные фрагменты текста всё равно были набраны заново[40][39].

Источники вдохновения[ | ]

Некоторые характерные особенности Гэндальфа происходят от скандинавского бога Одина

Образ Гэндальфа Толкину подсказала швейцарская почтовая открытка с репродукцией картины «Горный дух», на которой изображён бородатый старик в красном плаще и широкополой шляпе. Рисунок выполнен немецким художником Йозефом Мадленером[43][44] и предположительно изображает Рюбецаля, персонажа немецкого и чешского фольклора[45]. Переход компании Торина через Туманные горы основан на воспоминаниях Толкина о поездке в швейцарские Альпы в 1911 году[46].

Одним из основных источников вдохновения при написании повести «Хоббит» послужила скандинавская мифология, к которой писатель проявлял большой интерес. Волшебник и большинство гномов получили имена, перечисленные в Dvergatal — списке гномов из «Старшей Эдды». Кроме того, прозвище Торина (Дубощит, англ. Oakenshield) является переводом имени «Эйкинскьяльди» (др.-сканд. Eikinskjaldi) из того же источника[47][48]. Многие черты, присущие гномам в «Хоббите», встречаются в скандинавских мифах, в том числе жизнь под землёй, кузнечное ремесло, богатство и связь с сокровищами[49].

В одном из писем Толкин назвал Гэндальфа «странником в духе Одина» — верховного бога в скандинавской мифологии[50]. Исследователь творчества писателя Марджори Бёрнс обращает внимание на параллели между этими персонажами. Внешний вид Гэндальфа напоминает облик Одина, когда тот путешествует — седобородый старик с посохом и в широкополой шляпе. Сходным мотивом для них является противостояние с волками — во время Рагнарёка Одину суждено погибнуть в бою с волком Фенриром, а Гэндальф сражается с варгами во время путешествия к Одинокой Горе[51]. Эпизод, в котором Гэндальф вводит в заблуждение троллей, чтобы рассвет превратил их в камень, является отсылкой к «Эдде», где Тор таким же образом поступает с гномом Альвисом[52].

Образ Туманных гор взят из песни «Поездка Сигнира» в «Старшей Эдде», в которой упоминаются «туманные горы, где живут племена орков»[53]. Название «Лихолесье» (Мирквуд) восходит к мифологическому лесу Мюрквиду (др.-сканд. Myrkviðr — «мрачный или тёмный лес»), разделяющему земли готов и гуннов[54]. Варги, союзные гоблинам злобные волки, получили своё название от древнескандинавского vargr («волк») и древнеанглийского wearh («отверженный»)[55]. Имя волшебника Радагаста, вероятно, восходит к богу Радегасту из славянской мифологии[56].

Прообразы игры в загадки между Бильбо и Голлумом встречаются в различных средневековых произведениях[57]. В «Старшей Эдде» и «Саге о короле Хейдреке Мудром» присутствуют сюжеты с участием Одина, который выигрывает аналогичную игру благодаря вопросу, правильный ответ на который знает лишь он[58]. Подобным образом поступает Бильбо в «Хоббите». Мрачные загадки Голлума основаны на древних источниках. В частности, загадки о времени и тьме происходят из древнеанглийской поэмы «Соломон и Сатурн», в которой известный своей мудростью еврейский царь состязается в загадках с языческим богом[59].

На разговор Бильбо и Смауга оказала влияние песнь «Речи Фафнира» из «Старшей Эдды». В разговоре с умирающим драконом Фафниром герой Сигурд, опасаясь проклятия, не раскрывает ему своё имя и отвечает загадками. Фафнир, в свою очередь, пытается вызвать у собеседника недоверие к его товарищам. В «Хоббите» Бильбо Бэггинс подобным образом не называет своё имя, рассказывая о себе загадками, а дракон убеждает его в неискренности намерений гномов[60].

Эпизод с похищением чаши из сокровищницы дракона является прямой отсылкой к «Беовульфу»

Одним из наиболее ценных источников своего творчества Джон Р. Р. Толкин называл древнеанглийский эпос «Беовульф». С «Хоббитом» перекликается упомянутый в «Беовульфе» эпизод, в котором вор похищает чашу из драконьей сокровищницы, после чего дракон приходит в ярость и сжигает поселения людей[61]. Впоследствии человек, укравший чашу, становится тринадцатым участником похода против дракона — для сравнения, Бильбо Бэггинс в «Хоббите» присоединяется к компании Торина четырнадцатым, «для счастливого числа»[62]. Из древнеанглийской поэмы происходит мотив вызывающих жадность «зачарованных» драконьих сокровищ[63]. Исследователи также отмечают сходство Голлума с чудовищем Гренделем из «Беовульфа», которого характеризуют свечение глаз и связь с водой[64][65].

Влияние скандинавской мифологии и поэмы «Беовульф» заметно в образе Беорна — человека, обладающего способностью превращаться в медведя. По мнению профессора Тома Шиппи, «в некотором смысле это наименее „вымышленный“ персонаж во всей книге». Он отмечает его сходство со скандинавским героем Бёдваром Бьярки (др.-сканд. Bǫthvarr Bjarki — «воинственный медвежонок»), который имел способность призывать на поле боя огромного медведя, находясь при этом в своего рода трансе, а также с Беовульфом (англ.), чьё имя переводится как «пчелиный волк», то есть «медведь»[19][66]. Дуглас Андерсон проводит параллель с Бьёрном, отцом Бёдвара Бьярки, который из-за проклятия в дневное время становился медведем, а ночью возвращал себе человеческий облик[67]. Неистовость и огромная сила, которую Беорн проявляет во время Битвы Пяти Воинств, является отсылкой к воинственным берсеркам из скандинавских саг[68].

События в Лихолесье, связанные с эльфами и их чарами, соответствуют традиционному образу эльфов из средневековых произведений и волшебных сказок. Пересекая заколдованный поток, Бильбо и гномы оказываются в «Волшебной стране», жители которой — эльфы — неодобрительно воспринимают вторгшихся в их владения путников. Смутные звуки рогов и лай собак большой эльфийской охоты, которые доносятся до хоббита и гномов, напоминают подобный эпизод из английской поэмы XIV века «Сэр Орфео» — главный герой странствует в лесах волшебной страны, где время от времени встречает охоту короля эльфов: «часто видел он, как король волшебной страны со своей свитой / выезжал в леса на охоту, / слышны были дальнее пение рогов, и приглушённые крики, / и лай собак, / но ни разу они не затравили и не убили ни единого зверя, / и не видел он, куда они потом исчезали»[69][70].

Значительное влияние на Толкина оказали произведения английского писателя Уильяма Морриса[71]. Различные обстоятельства приключений Бильбо Бэггинса в «Хоббите» имеют параллели с путешествиями Морриса в Исландию, которые описаны им в «Исландских дневниках»[72]. Из творчества этого писателя позаимствованы идея опустошённой местности, создаваемой драконом вокруг своего жилища, и образ «корней гор», который встречается в «Хоббите» и во «Властелине Колец». Заметно влияние Морриса и в описании людских народов в повести Толкина. В лесовиках из Дикого Края, строивших свои поселения на расчищенных от леса местах, заметны отголоски романа «Дом Вольфингов», а люди Дейла и Озёрного города напоминают миролюбивых жителей торгово-ремесленного города Боргдэйла[73]. Гоблины из «Хоббита», живущие в пещерах и испытывающие страх к солнечному свету, обязаны своим происхождением сказкам Джорджа Макдональда[74].

Толкин говорил, что «хоббиты — это просто английские крестьяне. Они изображены малорослыми, потому что это отражает свойственную им, по большей части, скудость воображения — но отнюдь не недостаток мужества и внутренней силы»[40]. Он также указывал на возможную связь слова «хоббит» с названием романа Синклера Льюиса «Бэббит». История главного героя этой книги напоминает биографию Бильбо Бэггинса — самодовольный американский бизнесмен меняет привычный образ жизни, благодаря чему «обретает самого себя», но теряет положение в обществе[75][55]. Фамилия Бильбо происходит от диалектного слова baggins, которым в северных графствах Англии называют еду, употребляемую в промежутках между регулярными приёмами пищи, а также послеобеденное чаепитие[53][76]. Усадьба хоббита, Бэг-Энд (англ. Bag End — «тупик мешка»), получила название фермы тёти Толкина в Вустершире[77]. Том Шиппи отмечает, что «Бэг-Энд» является переводом на английский язык надписи Cul-de-sac, которая встречается на указателях в конце небольших английских дорог. Это слово не относится к какому-либо языку и появилось в результате снобистского желания «облагородить» английские наименования, придав им французскую форму. В этом смысле Бэг-Энд является ответом на Cul-de-sac от «истинного англичанина»[53].

Иллюстрации[ | ]

К 1936 году Толкин создал несколько иллюстраций и карт к сказке. Во время подготовки книги к печати он перерисовал некоторые из них и 4 января 1937 года отправил в издательство четыре чёрно-белые иллюстрации («Лихолесье», «Ворота короля эльфов», «Озёрный город» и «Главные Ворота»), а также карту Трора и карту Дикого Края. 17 января Толкин выслал ещё шесть рисунков: «Холм: Хоббитон по ту сторону Реки», «Тролли», «Горный путь», «Туманные горы, вид на запад от орлиного гнезда к Воротам гоблинов», «Зал Беорна» и «Холл в Бэг-Энде, резиденция Б. Бэггинса, эсквайра». Иллюстрации значительно увеличивали себестоимость книги, но издателям они понравились, и было решено их опубликовать. Сьюзен Дагналл писала Толкину: «они такие очаровательные, что мы не могли не включить их, хотя экономически это было нецелесообразно. И когда вы прислали нам вторую партию, мы почувствовали то же самое!» Тем не менее, в целях экономии пришлось отказаться от идеи автора напечатать карту Трора таким образом, чтобы лунные руны на ней проявлялись при поднесении бумаги на свет[78].

Рисунок Толкина, выполненный для суперобложки «Хоббита»

В июле 1937 года Толкин предоставил издательству собственные проекты обложки и суперобложки для книги[79]. Рисунок для обложки включает в себя изображения дракона, гор, солнца и луны. Две руны (TH) обозначают имена королей Трора и Траина, а руна (D) предположительно служит указанием на прародителя гномов Дурина. Суперобложка даёт читателю представление о месте действия книги — на ней изображены горы, лес, город на Долгом озере, Одинокая Гора, дракон и орлы. Одновременное присутствие на небе солнца и луны указывает на день Дурина, во время которого появлялась возможность открыть потайную дверь в Одинокой Горе. Обрамление суперобложки выполнено в виде надписи англосаксонскими рунами: «„Хоббит, или Туда и обратно“ — сочинение Бильбо Бэггинса из Хоббитона о его путешествии, длившемся год, — было обработано на основе его воспоминаний Дж. Р. Р. Толкином и опубликовано George Allen and Unwin Ltd.». Оба дизайна в издательстве были приняты[80][39].

Издательство Houghton Mifflin, заинтересованное в публикации «Хоббита» в США, предложило добавить в своё издание четыре цветных иллюстрации, которые должен был выполнить «хороший американский художник». Толкин согласился, но оговорил за собой право «наложить вето на всё произведённое или навеянное диснеевской студией», продукция которой, по его словам, вызывает у него «глубочайшее отвращение». Однако в Allen & Unwin его убедили в том, что будет лучше, если все иллюстрации в книге будут созданы им[81][82]. К концу июля 1937 года он подготовил четыре акварельные иллюстрации («Ривенделл», «Бильбо разбудило взошедшее солнце», «Бильбо прибывает к домам эльфов-плотовщиков» и «Разговор со Смаугом»), а в августе завершил цветной вариант рисунка «Холм: Хоббитон по ту сторону Реки»[83]. На рисунке с драконом Смаугом присутствует надпись, выполненная эльфийским алфавитом тенгваром: «Золото Трора и Траина, да проклят будет вор»[39]. Издательство Allen & Unwin не успело использовать эти новые иллюстрации при выпуске повести, но включило четыре из них в дополнительный тираж книги (исключением стал рисунок «Бильбо разбудило взошедшее солнце»). Издательство Houghton Mifflin также избрало четыре рисунка, отказавшись от «Бильбо прибывает к домам эльфов-плотовщиков». В более поздних изданиях стал использоваться полный комплект авторских иллюстраций, которые со временем стали для книги классическими[84][39].

Публикация[ | ]

Титульный лист первого американского издания повести

По воспоминаниям Рейнера Анвина, подготовку книги к публикации сопровождала на редкость активная переписка с автором — на протяжении 1937 года Толкин отправил в издательство 26 писем, написанных от руки и нередко объёмом до пяти страниц, получив в ответ 31 письмо[85].

«Хоббит, или Туда и обратно» был опубликован издательством Allen & Unwin 21 сентября 1937 года. Первый тираж повести насчитывал 1500 копий. Книга пользовалась большим спросом у покупателей, потому возникла необходимость подготовить к Рождеству второй выпуск. В начале декабря издательство выпустило дополнительный тираж в количестве 2300 экземпляров[86]. В США издание книги было запланировано на 23 февраля 1938 года, но было перенесено на более поздний срок из-за технических проблем. В результате публикация «Хоббита» издательством Houghton Mifflin состоялась в марте 1938 года[87]. В США «Хоббиту» сопутствовал успех — к июню было продано почти 3000 экземпляров. С целью поддержания дальнейших продаж издательство обеспечило рекламу книги и подготовило дополнительный тираж. По итогам 1938 года продажи «Хоббита» в США превысили 5000 экземпляров[88].

Повесть была положительно встречена литературными критиками и читателями, и издатель обратился к автору с просьбой о продолжении. К работе над новой историей о хоббитах Толкин приступил в декабре 1937 года[89]. Создавая роман, получивший название «Властелин Колец», писатель отошёл от жанра детской литературы, написав гораздо более серьёзное по сравнению с «Хоббитом» произведение[90][91].

Распространению книги воспрепятствовала Вторая мировая война — с 1940 по 1949 годы в Великобритании действовало ограничение на использование бумаги[88]. Кроме того, в ноябре 1940 года часть тиража книги была уничтожена во время бомбардировки[92], и вплоть до издания 1943 года «Хоббит» был недоступен для покупателей в Великобритании[93]. Продажи книги значительно возросли в 1950-х годах, в особенности после публикации продолжения — романа «Властелин Колец»[94]. По состоянию на 2008 год продано больше 100 млн копий книги. Высоко ценятся экземпляры первого издания 1937 года — в 2008 году один из них был продан на аукционе за 60 000 фунтов стерлингов[95], а рекордная цена была установлена в 2015 году — издание «Хоббита» 1937 года, в котором сохранилась сделанная автором запись на древнеанглийском языке, было приобретено за 137 000 фунтов стерлингов[96].

Ревизии[ | ]

В декабре 1937 года Толкин начал работу над продолжением «Хоббита», впоследствии получившем название «Властелин Колец»[97]. По мере разработки сюжета возникла необходимость привести «Хоббит» в соответствие с новым замыслом автора относительно роли Кольца, найденного Бильбо Бэггинсом[10]. Согласно оригинальной версии «Хоббита», в случае победы Бильбо в игре в загадки Голлум обещает ему подарок, которым должно было стать волшебное кольцо. Когда Голлум понимает, что кольцо потерялось, он извиняется перед Бильбо и взамен показывает ему выход. Он даже хочет поймать для Бильбо «славную сочную рыбку», но тот отказывается[98][99]. Этот текст не согласовывался с сюжетом «Властелина Колец», где Кольцо имеет для Голлума слишком большое значение, поэтому Толкин решил внести изменения в главу «Загадки в темноте» из «Хоббита»[10].

В 1947 году Толкин выслал издателю Стэнли Анвину переписанную версию главы в качестве примера изменений, необходимых для устранения противоречий с «Властелином Колец»[91][99]. В новом варианте истории условия игры в загадки поменялись: в случае своего поражения Голлум должен был показать Бэггинсу выход. После того, как Бильбо выигрывает, Голлум решает убить его, используя кольцо, но не может его найти. Тогда он понимает, что кольцом завладел Бильбо, и преследует его, невольно приводя к выходу из подземелий. Имея возможность убить Голлума, Бильбо решает его пощадить — этот выбор играет определяющую роль в сюжете «Властелина Колец»[10][100]. Анвин ошибочно воспринял этот фрагмент, как готовый к публикации текст, не требующий дальнейшего обсуждения с автором. Получив в 1950 году корректуру нового издания «Хоббита», Толкин с удивлением обнаружил в них изменённый текст соответствующей главы[91][99]. Изменения были опубликованы в издании «Хоббита» 1951 года. Объяснение противоречий между разными вариантами главы было дано в примечании к «Хоббиту» и в Прологе к «Властелину Колец»: первоначальная версия была придумана Бильбо, чтобы скрыть обстоятельства нахождения кольца, а в новом издании содержится описание подлинных событий, о которых хоббит позднее рассказал Гэндальфу[101][102].

Около 1960 года Толкин взялся за основательную переработку повести, устраняя характерный для детских сказок язык и делая стиль более приближённым к «Властелину Колец». В частности, он переписал вторую главу, сделав путешествие Бильбо более согласованным с географией романа[103][104]. В переработанном варианте приводится больше подробностей — путники пересекают реку Брендивайн и покидают Шир, после чего прибывают в поселение людей Бри, где останавливаются в трактире «Гарцующий пони». По дороге им встречаются гномы, в том числе подданные Торина, а также немногочисленные люди и хоббиты. Упоминаются следопыты и король, которого «давно нет», а коня, принадлежащего Гэндальфу, зовут Рохальд[105]. Однако в итоге писатель отказался от этой идеи, и переписанные главы не были включены в повесть[104].

В 1965 году американская компания Ace Books запланировала выпустить пиратское издание «Властелина Колец», в связи с чем официальным издателям пришлось зарегистрировать авторские права на новые издания книг Толкина, в которые по юридическим причинам должны были быть внесены изменения[106][104]. Среди прочих поправок, сделанных в издании «Хоббита» 1966 года, фраза Элронда «мечи эльфов, которых теперь называют гномами» (англ. swords of the elves that are now called Gnomes) была заменена на «мечи высоких эльфов Запада, моих родичей» (англ. swords of the High Elves of the West, my kin)[107]. Словом gnomes (от греческого gnome — «мысль, разум»; встречается в древнеанглийской поэзии) Толкин первоначально называл эльфов из рода нолдор. На русский язык словом «гномы» обычно переводится английское dwarves[108][109].

Переводы[ | ]

С 1938 года велись переговоры об издании книги в Германии. Немецкий издатель отправил Толкину письмо, в котором сообщал, что публикация повести на немецком языке была одобрена при условии, что автор подтвердит своё «арийское происхождение»[110]. Толкин писал по этому поводу Стэнли Анвину: «Я должен терпеть такое нахальство из-за своей немецкой фамилии, или их безумные законы требуют сертификата об „арийском“ происхождении от любой персоны из любой страны? … Я не считаю (вероятное) отсутствие всякой еврейской крови непременно почётным; у меня много друзей-евреев, и было бы прискорбно дать основание думать, будто я подписываюсь под совершенно пагубной и ненаучной расовой доктриной»[111]. Он предоставил Анвину два варианта ответа немецкому издателю[112]. В одном из них Толкин ответил в резком стиле, но в Германию, по всей видимости, был отправлен более формальный ответ с отказом выполнять неприемлемые для автора требования. Переговоры по поводу немецкого издания «Хоббита» продолжались, но были прерваны с началом Второй мировой войны[111][113]. Впервые на немецком «Хоббит» вышел в 1957 году[114].

Первый перевод повести был сделан на шведский язык в 1947 году под названием Hompen. Толкин критиковал этот перевод: «в нём непозволительно вольно обошлись с текстом и прочими подробностями, не проконсультировавшись со мною и без моего на то одобрения»[115][116]. В 1962 году вышел другой перевод на шведский язык, с иллюстрациями Туве Янссон[117]. При жизни автора были также изданы переводы на польский, нидерландский, португальский, испанский, японский, датский, французский, норвежский, финский, итальянский и словацкий языки[118]. Незадолго до своей смерти Толкин писал, что ему приятно было узнать о подготовке перевода «Хоббита» на исландский — он считал этот язык наиболее подходящим для своих произведений[119]. В 2012 году было опубликовано издание на латыни под названием Hobbitus Ille[120]. Всего повесть была переведена более, чем на 50 языков[121].

В 1969 году отрывок из седьмой главы «Хоббита» («Необычайное жилище») в переводе на русский язык был напечатан в журнале «Англия». Журнал издавался в Великобритании и был предназначен для распространения в Советском Союзе[122]. Первый полный перевод книги на русский язык, выполненный Натальей Рахмановой, был опубликован в 1976 году издательством «Детская литература»[123][124]. Первое издание иллюстрировал художник Михаил Беломлинский. На его рисунках заметно сходство Бильбо Бэггинса с актёром Евгением Леоновым, которому понравилась работа художника[125]. Перевод Рахмановой является наиболее распространённым в русскоязычных изданиях повести[124]. Толкиновед Дэвид Даган в своей рецензии назвал его «действительно приятным переводом, которому удалось сохранить дух оригинала без слишком сильного искажения содержания»[126]. По мнению лингвиста Марка Хукера, перевод Рахмановой является наиболее литературным среди русскоязычных версий «Хоббита»[124]. Отдельные исследователи отмечают, что одной из проблемных для русских переводчиков фраз стало описание покрытых волосами ступней (англ. feet) хоббитов. В переводах этого предложения вместо английского слова feet, которое обозначает ступни ног, часто использовалось слово «ноги», что могло вызвать у читателей ошибочное представление о внешности хоббитов. По этой причине на иллюстрациях некоторых художников Бильбо Бэггинс изображается с полностью покрытыми густой шерстью ногами, из-за чего в нижней части тела становится похожим на медведя[127][128]. В СССР также вышли издания на эстонском, армянском, литовском, украинском и молдавском языках[129][130], причём армянский и молдавский переводы были выполнены не с оригинала, а с русского перевода Рахмановой[131][132]. Также существуют переводы «Хоббита» на русский язык авторов: В. Маторина (под псевдонимом «В. А. М.»); З. Бобырь; М. Каменкович и С. Степанов; К. Королёв; Л. Яхнин; А. Грузберг; И. Тогоева; Н. Прохорова; В. Баканов и Е. Доброхотова-Майкова[133][130].

Восприятие[ | ]

Вскоре после публикации «Хоббит» снискал преимущественно одобрительные отзывы критиков. Две первые рецензии были опубликованы в октябре 1937 года в газете The Times и в журнале The Times Literary Supplement. Оба отзыва написал Клайв С. Льюис. Он отметил присущее автору «сочетание научного и поэтического понимания мифологии» и обратил внимание на развитие повествования от бытовых описаний в начале книги к «эпическому распеву» в последних главах. По мнению Льюиса, при чтении повести ребёнок может не догадываться, из какой глубокой традиции происходят сказочные персонажи «Хоббита»[134][135]:

Прежде всего надо понять, что книга эта детская только в одном смысле: её можно впервые читать даже малышам. «Алису» дети читают всерьёз, взрослые — со смехом. «Хоббит», напротив, очень повеселит самых маленьких, и только годы спустя, на десятый или двенадцатый раз они поймут, что лишь высокая учёность и глубокие размышления делают книгу такой объёмной, такой уютной, такой по-своему правдивой. Предсказывать опасно; но «Хоббит» вполне может стать классикой[136].

В рекламном объявлении, выпущенном издательством Allen & Unwin, «Хоббит» сравнивался с «Алисой в Стране чудес» — обращалось внимание на то обстоятельство, что обе книги написаны оксфордскими профессорами[137]. Некоторые критики не согласились с этим утверждением. По мнению Энн Кэрролл Мур, обозревателя американского литературного журнала The Horn Book, сравнения с «Алисой» или «Ветром в ивах» Кеннета Грэма являются ошибочными — «Хоббит» не похож на любую другую книгу, хотя авторский стиль в общих чертах напоминает «Сокровище Туманного острова» Уильяма Тарна и некоторые произведения Уильяма Морриса. Приключенческая история Толкина, в которой участвуют гномы, гоблины, эльфы, драконы, тролли и другие сказочные существа, написана в духе скандинавских саг и основана на «Беовульфе» и «подлинной саксонской традиции»[138].

В Великобритании «Хоббит» был номинирован на медаль Карнеги за выдающуюся детскую книгу года, но проиграл книге Евы Гарнетт «Семья с одной улицы»[139]. В апреле 1938 года американская газета New York Herald Tribune наградила повесть Толкина премией в 250 долларов как лучшую книгу сезона для детей младшего возраста[140][141].

Ситуация с восприятием повести существенно изменилась после публикации её продолжения, романа «Властелин Колец». Некоторые критики стали расценивать «Хоббит» в качестве «вступления» к «Властелину Колец», находящегося в тени своего знаменитого продолжения. В соответствии с этой точкой зрения литературовед Рэндел Хелмс назвал «Хоббит» «необходимым этапом в развитии Толкина как писателя», чьим высшим литературным достижением является «Властелин Колец» — тот же «Хоббит», но развитый и более сложный. По мнению Хелмса, отдельно взятая детская книга Толкина «заслуживает немного серьёзной, чисто литературной критики»[142].

Исследователь детской литературы К. У. Салливан полагает, что критики, которые рассматривают «Хоббит» в качестве «вступления» к «Властелину Колец», игнорируют литературную ценность повести как детской книги и произведения в жанре высокого фэнтези[143]. Джон Рейтлифф считает восприятие «Хоббита» в качестве простого пролога к «Властелину Колец» несостоятельным, поскольку «Хоббит» изначально создавался как самостоятельное литературное произведение[144]. По мнению литературоведа Пола Кочера, контраст между двумя произведениями слишком разителен, чтобы их можно было воспринимать вместе. «Хоббит» — история для детей о походе за сокровищами дракона. Напротив, «Властелин Колец» характеризуется более серьёзной тематикой, обращаясь к взрослому читателю. Такое фундаментальное различие между «прологом» и продолжением может вызвать у читателя удивление — «Хоббит» может не оправдать его ожиданий, показавшись слишком простым по сравнению с «Властелином Колец». Пол Кочер считает, что каждая из этих книг обладает своими достоинствами, но рекомендует читать их независимо одна от другой, как значительно различающиеся образцы искусства в жанре фэнтези[145].

Повесть принято относить к числу произведений классической детской литературы[146][147]. Англо-американский поэт Уистен Хью Оден в своей рецензии на «Братство Кольца» назвал «Хоббит» одним из лучших детских произведений XX века[148]. Согласно опросу «Детские книги столетия», проведённому интернет-журналом Books for Keeps, «Хоббит» был признан наиболее важным романом XX века в категории произведений для детей старшего возраста[149][150]. Писатель Роджер Ланселин Грин в своей книге «Рассказчики сказок: детские книги и их авторы с 1800 по 1964» дал ему следующую характеристику:

Эта книга захватывает дух как своими приключениями, так и своей способностью переносить нас в ясный, пронзительный мир ожившей легенды, и, читая её, мы как будто ощущаем холодный, бодрящий ветер Севера, сдувающий всю паутину цивилизации, которая мешает нам отправиться в этот яркий утренний мир высокого приключения[151].

Темы и анализ произведения[ | ]

Бильбо как современный анахронизм. Столкновение стилей[ | ]

Толкин создавал произведение, в котором фигурировали герои эпоса и мифов, однако в современности подвиги героев легенд зачастую принято воспринимать скорее с иронией. Решается эта проблема благодаря введению в повесть фигуры Бильбо Бэггинса, который являет собой современный анахронизм в древнем мире, «викторианца в Вальхалле», и выступает посредником между эпохами. Ему свойственны многие черты современного человека — «его никогда не тянет мстить, он не мыслит себя героем, не может „ухнуть два раза филином и один раз совой“, как предлагают ему гномы, посылая его на разведку, … и не может даже освежевать кролика, поскольку привык полагаться в таких делах на мясника»[53][152]. При этом возникает вопрос, какое место занял бы современный человек, представленный Бильбо Бэггинсом, в мире героев эпоса и саг? В начале путешествия Бильбо играет, по сути, роль «багажа», который гномы вынуждены носить за собой, но, когда он находит волшебное кольцо, ситуация меняется. Кольцо становится для хоббита своеобразным «уравнивателем»[комм. 2], предоставляя ему равные возможности с героями. Однако обладание таким предметом само по себе не делает никого героем, и Бильбо предстоит проявить мужество и находчивость. Это заметно, например, в эпизоде с Голлумом, когда Бильбо, вопреки страху, решает не убивать беззащитного врага. Особенное значение уделяется моменту, в котором Бильбо, собрав всё своё мужество, решается войти в пещеру с драконом. На вопрос о соотношении человека современной культуры с древними героями читатель «Хоббита» получает «трезвый и тем не менее относительно оптимистический» ответ[19].

Взаимодействие Бильбо с миром героев отображено в «столкновении» древнего и современного стандартов поведения, которое является одной из главных особенностей повести. Этот контраст проявляется главным образом в стилистике языка персонажей. В начальных главах «Хоббита» пародируются современные установки с их не имеющими конкретного смысла фразами наподобие «прошу прощения» или «уважаемый». Фраза «доброе утро», произнесённая несколько раз Бильбо в разговоре с Гэндальфом, может иметь разные значения — высказанное собеседнику пожелание, объективное или субъективное утверждение, или даже проявление неприязни: «Сколько же у тебя этих твоих „Доброе утро“? — усмехнулся Гэндальф. — На этот раз оно, видимо, значит, что тебе не терпится отделаться от меня и что это утро не будет добрым до тех пор, пока я не уберусь подальше». Комично изображена ситуация, когда Бильбо в деловой манере интересуется об условиях участия в походе в качестве взломщика — «рисках, расходах за свой счёт, требуемых сроках, и вознаграждении…». Все эти термины являются абстракциями, и рассказчик отмечает, что настоящим значением вопроса Бильбо было «Что перепадёт мне? И вернусь ли я живым?». Торин, представляющий древний мир, напротив, говорит о реальных вещах, а не о вычислениях — в песне гномов речь идёт о горах, драгоценностях, золоте. Противостояние этих стилей продолжается на протяжении повествования, причём в некоторых случаях поведение «архаичных» персонажей выставляется не в лучшем свете, а в действиях «современного» Бильбо во время спора за сокровища проявляется его нравственное превосходство над сторонами конфликта. Единство между стилями достигается в последних словах Торина и при прощании Бильбо с гномами:

— Если вздумаешь навестить нас, когда дворец наш снова станет прекрасным, то какой мы грандиозный пир устроим!
 — Если вы когда-нибудь будете проходить мимо моего дома, — сказал Бильбо, — входите не стучась. Чай подаётся в четыре, но милости прошу во всякое время.

Несмотря на разницу в стилистике, и Бильбо, и гном говорят, по сути, одно и тоже[53][153].

Развитие главного героя[ | ]

Центральное место в сюжете «Хоббита» занимает тема развития главного героя. Исследователи характеризуют повесть как историю о личностном росте персонажа[154][155]. Как следует из повествования, Бильбо является представителем уважаемой среди хоббитов семьи Бэггинсов, выходцы из которой ценят покой и благополучие, отличаясь полностью предсказуемым поведением: «всегда можно было угадать заранее, не спрашивая, что именно скажет тот или иной Бэггинс по тому или иному поводу». В начале истории Бильбо является типичным представителем «бэггинсовского» уклада и не отличается широким кругозором — когда Гэндальф в разговоре с ним упоминает о приключении, то слышит в ответ, что от приключений «одно беспокойство и неприятности, ещё, чего доброго, пообедать из-за них опоздаешь». Однако, в характере Бильбо есть и другая сторона. По материнской линии он происходит от Туков — семьи, отдельные представители которой были известны своим участием в приключениях, что для хоббитов было из ряда вон выходящим явлением. Соответственно, на устремления Бильбо влияют две стороны его характера — респектабельная «бэггинсовская» и авантюрная «туковская»[156].

Встреча с нежданными гостями проходит для хоббита в колебаниях между этими сторонами. Когда он слушает песню гномов, у него было пробуждается «что-то туковское» — Бильбо проникается любовью к прекрасным изделиям, созданным гномами, и мечтает о путешествии. Однако от одной мысли о драконах ему становится страшно, и он тут же возвращается в своё привычное состояние. Настоящее пробуждение «туковского» начала происходит после того, как Бильбо случайно слышит из уст гнома Глоина пренебрежительную характеристику в свой адрес. Теперь он уже сознательно изъявляет готовность принять участие в походе и встретиться с возможными опасностями. Тем не менее, об окончательном превращении Бильбо в храброго потомка Туков речи не идёт — в нём по-прежнему остаётся немало «бэггинсовсих» черт, и ему ещё не раз предстоит пожалеть о своём «безрассудном поступке»[157].

В рамках отряда Торина Бильбо проделывает путь от «бакалейщика» (согласно характеристике одного из гномов) до «без пяти минут героя», неоднократно выручающего гномов. Он приобретает уважение своих спутников, которые обращаются к нему за помощью в сложных ситуациях. Некоторое время хоббит даже выполняет роль предводителя отряда[158][53]. В ходе развития в его характере открываются неведомые доселе возможности — домой Бильбо возвращается поэтом[159][160]. Рост персонажа проходит при взаимодействии обеих сторон его характера. «Туковская» сторона толкает его на рискованные предприятия, а «бэггинсовская» составляющая определяет трезвый взгляд на вещи — в Озёрном городе он не присоединяется к всеобщему ликованию в связи с возвращением короля Под Горой, памятуя о предстоящей встрече с драконом. В то же время Бильбо не поддаётся унынию, охватившему гномов у Одинокой Горы — он единственный из отряда предпринимает конкретные действия для выхода из сложившейся ситуации[161]. С развитием истории становится очевидным, что Бильбо необходимы обе стороны его характера, но они должны соотноситься между собой в подобающей мере. «Туковская» составляющая сама по себе становится самоуверенностью и безрассудством, «бэггинсовская» — ленью и робостью. Суть развития Бильбо состоит не в победе одной из этих сторон, а в их примирении — благодаря правильному соединению «туковского» и «бэггинсовского» он приобретает, согласно характеристике Торина, «долю отваги, долю мудрости, сочетающихся в меру»[162].

Жадность[ | ]

Повторяющейся темой в повести является жадность[163]. В 1923 году было опубликовано стихотворение Толкина «Iúmonna Gold Galdre Bewunden», название которого представляет собой 3052-ю строку древнеанглийской поэмы «Беовульф», и переводится как «золото древних людей, окутанное волшебством». В «Беовульфе» сказано, что на охраняемых драконом сокровищах лежало проклятие, действию которого подвержены те, кто пожелает им завладеть. В стихотворении Толкина этот мотив получает дальнейшее развитие — в нём про́клятое сокровище постепенно приводит к деградации всех своих владельцев. «В начале его они молоды, веселы, храбры и полны жизни, в конце — немощны, богаты и скупы. Причина их деградации — золото»[63].

В «Хоббите» после смерти дракона Смауга освобождаются охраняемые им сокровища, что позволяет многим претендовать на них. Чувство алчности к драгоценностям у героев формируется не только под внешним влиянием заклятия драконьих сокровищ, но и вследствие проявления внутренней слабости. Именно поэтому на разных персонажей «Хоббита» золото влияет в различной степени. Король эльфов подвержен ему в незначительной мере, так как ценит драгоценности за их красоту, а не за высокую стоимость. Относительно невосприимчив к ним Бильбо — при окончательном разделе сокровищ он соглашается взять себе только два небольших сундука с золотом и серебром. На гномов же сокровища оказывают очень сильное влияние. После гибели дракона их король Торин находится в «неодолимой власти» сокровищ. Он не желает выполнять какие-либо требования Барда из разрушенного драконом Озёрного города и едва не нарушает собственное слово, что несвойственно гномам. Когда Бильбо передаёт предводителям людей и эльфов Аркенстон в надежде вынудить его вести переговоры и мирно решить конфликт, Торин изгоняет его, проигнорировав всю ту помощь, которую хоббит ему оказал. Как отмечает Том Шиппи, на этой стадии сюжета «Хоббит» напоминает дидактический роман, в котором Современный Человек, в роли которого выступает Бильбо, предпринимает путешествие в волшебную страну лишь для того, чтобы в сердце сказочного мира столкнуться с «воплощением худших сторон своей собственной природы, … воплощением жадности или, может быть, самого Капитализма»[63][164].

Попытка Бильбо решить противостояние мирным путём терпит неудачу — Торин раздумывает над возможностью нарушить собственное обещание, попытавшись вернуть драгоценный камень с помощью союзной армии гномов. Среди лидеров враждующих сторон единственным, кто пытается не доводить ситуацию до войны, оказывается король эльфов — на предложение Барда атаковать армию гномов первыми он возражает, заявляя: «ради золота я не стану торопиться начинать битву». Единство и примирение между сторонами достигается благодаря вынужденному союзу против общих врагов — гоблинов, внезапное появление которых останавливает надвигающиеся армии от взаимного кровопролития. В разгар битвы происходит перерождение Торина, который вместе со своими соратниками приходит на помощь людям, эльфам и своим родичам-гномам. Торин исцеляется от алчности, «драконовой болезни», и меняет свои взгляды на значимость золота и серебра. Перед смертью он примиряется с Бильбо, признавая свою неправоту. От воздействия «драконовой болезни» освобождаются и другие герои. Даин, новый король Под Горой, выделяет значительную долю из гномьих сокровищ для того, чтобы одарить ими своих союзников, обеспечив с ними дружественные отношения[165].

Удача и эвкатастрофа[ | ]

На протяжении повести рассказчик целенаправленно обращает внимание читателя на ряд невероятных стечений обстоятельств, происходивших с участниками похода. На этом акцентируется внимание в эпизоде, в котором Элронд расшифровывает надпись на карте Трора, выполненную лунными буквами. Элронд говорит, что данные письмена можно увидеть при лунном свете только в день, соответствующий дате их создания. При этом луна в это время должна находиться в той же фазе, что и при нанесении букв на карту. Такое совпадение может произойти раз в десятилетия, и именно в такой день гномы предоставляют карту Элронду. Смысл надписи указывает на необходимость удивительного стечения обстоятельств — для того, чтобы открыть потайную дверь в Одинокой Горе, нужно в день Дурина, который приходится на время, когда «последняя осенняя луна и солнце стоят в небе одновременно», стать «у серого камня, когда прострекочет дрозд … и заходящее солнце бросит последний луч на дверную скважину»[166]. В итоге все указанные события происходят, и гномы получают возможность войти в своё подземное королевство[167].

Удача неоднократно сопутствует Бильбо и гномам — сбежав от гоблинов, они оказываются слишком далеко от дороги, по которой планировали пересечь Лихолесье, однако в разговоре с Беорном выясняется, что эта дорога в своей восточной части стала непригодной для путешествий и оканчивается непроходимыми болотами, к тому же её часто используют гоблины[168]. Пленение лесными эльфами на первый взгляд выглядит несчастьем, но в итоге оказывается, что единственный безопасный путь из северного Лихолесья к Долгому озеру пролегает по реке — если бы путники не попали в плен и продолжили идти по тропе, то могли бы погибнуть[169].

В своих произведениях Толкин часто обращает внимание на «неслучайность случая», который, очевидно, происходит по чьему-то замыслу — «за всеми этими случаями, которые сопровождают путешествие Бильбо с самого начала, сокрыт то ли высший замысел, то ли Божественный промысел». По мнению Тома Шиппи, удача, которая сопровождает героев Толкина, является взаимодействием Промысла и их свободной воли. Подобная идея встречается в переводе трактата «Утешение философией» Боэция, выполненном древнеанглийским королём Альфредом Великим[170][70]. В конце повествования Гэндальф подтверждает, что случаи везения Бильбо не были простыми случайностями: «Не думаешь же ты всерьёз, будто всякий раз ты выходил сухим из воды просто так, благодаря твоей счастливой звезде? Право же, всё складывалось так удачно не только ради твоего спасения». Совершая свободные и обдуманные поступки, Бильбо в то же время играет роль «одного из инструментов провидения», чьи действия приводят к гораздо более значительным результатам, чем простое обогащение хоббита по итогам путешествия[159].

В неожиданном прибытии на поле боя орлов, которое меняет ход сражения в пользу эльфов, людей и гномов, проявляется разработанная Толкином концепция эвкатастрофы (англ.)[171]. Термин происходит от древнегреческих слов eu — «хорошо» и katasrophe — «развязка», и обозначает внезапный поворот к лучшему, когда герои получают спасение от неминуемого бедствия. Повествование, в котором присутствует данный сюжетный приём, писатель считал «истинной формой сказки, наивысшей реализацией её возможностей»[172][173]. Толкин также связывал это понятие с Евангелием — Рождество Христово он называл «эвкатастрофой человеческой истории». В «Хоббите» орлы появляются, когда ситуация на поле боя выглядит безнадёжной. Суть идеи об эвкатастрофе отчётливо иллюстрируется в сцене, когда воины подхватывают крик Бильбо: «Орлы! Орлы летят!»[174][175].

Концепция дракона[ | ]

В «Хоббите» проявляются соображения автора относительно образа дракона из англосаксонской поэмы «Беовульф»[176]. Джон Р. Р. Толкин является одним из наиболее авторитетных исследователей этого произведения. Его лекция «Беовульф: чудовища и критики (англ.)», прочитанная в 1936 году в Британской академии, признана одним из важнейших научных трудов, посвящённых исследованию поэмы, и положила начало новому этапу в её изучении[177]. Рассматривая образ дракона в поэме, Толкин отметил, что его концепция близка к символическому «воплощению злобы, жадности, разрушения». При этом ему присущи особенности, которые характеризуют его, как реальное существо, благодаря чему дракон не может восприниматься в качестве аллегории. В «Хоббите» Смауг наделяется отчётливой индивидуальностью, чтобы не выглядеть, как символический или аллегорический образ[178][176]. Его речи свойственны сарказм и высокомерие, она напоминает «агрессивно-вежливую изысканность, характерную для представителей британского „высшего общества“». В то же время интеллектуальные характеристики у него сочетаются с ярко выраженными «звериными» чертами[178][63].

Отражение военного опыта автора[ | ]

Опыт участия Толкина в Первой мировой войне оказал значительное влияние на его творчество[179]. Путешествие Бильбо Бэггинса может рассматриваться как парабола этих событий, в которой герой покинул свой деревенский дом и был отправлен на отдалённую войну, где традиционные виды героизма бесполезны[180]. В отличие от многих авторов межвоенного периода, Толкин не использует иронический стиль при описании войны, предпочитая вести повествование в мифологизированной и фантастической форме и уделяя внимание проявлениям героизма[181]. По мнению Тома Шиппи, победа над драконом в «Хоббите» была достигнута благодаря несвойственной древним временам дисциплине, а вся сцена нападения на Озёрный город выдержана в духе Первой мировой войны. В отличие от древнего героя Беовульфа, при виде приближения дракона Бард не готовит к бою собственное оружие, а организовывает оборону города и отдаёт приказы, демонстрируя качества пехотного офицера XX века. Под его руководством жители города разрушают мост, заготовляют сосуды с водой и приводят в готовность стрелы и дротики, что служит средиземским эквивалентом сбора боеприпасов и рытья траншей. При упоминании во время битвы с драконом отряда лучников, «занявших оборону», и приказа защищать город «до последней стрелы» используются сравнительно поздние выражения из английского языка — «сражаться до последнего» (англ. to fight to the last round, получило распространение после появления в Европе мушкетёров) и «держать оборону» (англ. to hold one's ground, известно с 1856 года). По словам Шиппи, «Толкин перенёс в древность этику Ватерлоо и Альбуэры»[19][182].

Разрушительное влияние войны на природу, которое писатель наблюдал на полях сражений во Франции, отображено в описании Пустоши Смауга возле Одинокой Горы, которая представляет собой мрачную и опустошённую местность[183]. В описании деятельности гоблинов из «Хоббита» отражается мнение автора об индустриализации и научно-техническом прогрессе, приводящих к созданию новых видов вооружения: «Не исключено, что именно гоблины изобрели некоторые машины, которые доставляют неприятности человечеству, особенно те, которые предназначаются для уничтожения большого числа людей за один раз»[184][185]. Отношение к войне Толкина, ветерана боевых действий, можно резюмировать словами Бильбо, сказанными после битвы[186][187]:

« Всё-таки, пожалуй, это победа! … И унылая, однако, это вещь. »

Художественные особенности[ | ]

Стиль[ | ]

Общий настрой «Хоббита» претерпевает изменения на протяжении повествования, отображая развитие главного героя[188][189]. Значительная часть повести выдержана в лёгком тоне, с обилием комических ситуаций[190][191]. Характерной особенностью произведения является частое использование песен. Поэтическая составляющая книги включает в себя такие жанры, как устная история, сатира, рабочая или строевая песня, колыбельная песня, плач и элегия[192]. «Хоббит» был предназначен прежде всего для детской аудитории, поэтому автор последовательно применяет метод, при котором описание страшных событий и опасностей смягчается за счёт юмористического тона. Эта особенность характерна преимущественно для ранних этапов истории, в которых происходит знакомство читателя со сказочным миром. Первая глава повествует о мрачных и трагических событиях — приводятся воспоминания гномов о нападении дракона и исчезновении отца Торина, а запланированный поход к Одинокой Горе представляет собой «безнадёжную по сути затею». Тем не менее, автор активно применяет в тексте юмористические вставки, чтобы смягчить мрачность рассказа[193]. Этот приём продолжает использоваться в последующих главах. Самым ярким примером является эпизод, в котором кровожадные тролли ловят гномов и намереваются их съесть. Напряжённость сцены разбавляется юмористическим эффектом, который вызывает описание троллей и их поведения — они представлены в образе пародийных персонажей, которые пьют пиво, разговаривают на лондонском диалекте кокни и обзывают друг друга «всякими, надо сказать, весьма подходящими именами»[194].

В заключительных главах повествование приобретает более серьёзный и мрачный оттенок. В рассказе о судьбе жителей сожжённого Озёрного города без обиняков говорится, что многим из них предстоит умереть от голода и болезней. Гномы, которые на начальном этапе приключений напоминают «труппу комедиантов», во время Битвы Пяти Воинств становятся суровыми воителями[175][195]. В целом стилистика последних глав повести становится приближённой к скандинавским сагам[196]. Повествуя о ходе сражения, рассказчик лаконично сообщает, что, так как Торин погиб, то его племянники, Фили и Кили, разумеется, погибли тоже. Эти сведения отсылают к древнему мотиву, согласно которому герой обязан был защищать в бою своих старших родственников[19][195]. Как отмечает профессор-медиевист Кори Олсен, после гибели дракона «история приближается к счастливому концу, но теперь печаль станет её постоянной спутницей. Как и всегда в книгах Толкина, радость будет оттенена напоминанием о реальности человеческого страдания»[197].

Роль рассказчика[ | ]

Литературоведы обращают внимание на роль, которую играет в произведении рассказчик — «его голос слышен в „Хоббите“ весьма явственно». Рассказчик часто использует слова «конечно же» и «разумеется», которые сопровождаются необъяснимыми или непредсказуемыми утверждениями, например: «с драконами, конечно же, именно так и следует разговаривать». Сообщая о слухе, согласно которому один из представителей семьи Туков взял себе жену из эльфов, рассказчик комментирует: «глупости, конечно». Благодаря подобным фразам у читателя формируется впечатление, что за пределами повествования существует ещё много нерассказанной информации и что развитие истории происходит в соответствии с определёнными правилами, о существовании которых известно лишь по намёкам. Благодаря характеристикам вроде «легендарная Белладонна Тук» или «сам знаменитый Торин Дубощит» создаётся впечатление исторической глубины[53][198]. Время от времени обращения к читателям принимают юмористический характер. К примеру, когда при подготовке побега гномов в бочках Бильбо понимает, что забыл позаботиться о себе, рассказчик отмечает: «Возможно, вы давно заметили слабое место в его замысле и посмеиваетесь над Бильбо. Хорошо вам смеяться, но ещё неизвестно, как вели бы себя вы на его месте»[199].

Рассказчик знакомит читателя с характерными особенностями представителей различных народов, которые появляются в повествовании. Комментируя поведение тролля, который ест мясо, вытирая губы рукавом, рассказчик говорит: «Да, боюсь, что тролли всегда ведут себя так некультурно, даже те, у которых по одной голове». Об орлах говорится, что их нельзя назвать добрыми, однако они приходят на помощь компании Торина. Гоблины охарактеризованы как злые существа, которые питают особую ненависть к гномам, эльфы — как «Добрый Народ»[200][201]. Таким образом рассказчик создаёт представление о моральных рамках повествования — эльфы являются «хорошими», гоблины — «плохими», а гномы, люди, орлы, драконы и Беорн расположены где-то посредине между этими образцами[53].

Жанр[ | ]

Повесть «Хоббит» имеет особенности, позволяющие рассматривать её в качестве литературной волшебной сказки. Произведение сформировано на основе распространённой фольклорной структуры: существует уютный и безопасный «свой» мир, где живёт главный герой, и полный опасностей «чужой», куда он предпринимает путешествие. «Чужую» землю характеризуют соответствующие атрибуты — тёмный лес, река, которая служит преградой для путешественников, гора, подземное царство и «рай», роль которого исполняет Ривенделл. Повествование включает в себя два основных мотива, свойственных архетипическому квесту (англ.): убийство дракона и добывание клада, причём Бильбо имеет к этим событиям прямое или косвенное отношение. В случае, если главный герой не имеет возможности самостоятельно справиться со своей ролью, его функцию выполняет «заместитель» — Бильбо замечает незащищённое место в броне Смауга, а Бард Лучник, пользуясь этими сведениями, убивает дракона[202][160].

Тем не менее, Мария Штейнман в «Энциклопедии литературных произведений» обращает внимание на то, что в «Хоббите» поднимаются темы, нехарактерные для жанра волшебной сказки. На протяжении повести с совершенно «несказочным» Бильбо Бэггинсом происходит ряд изменений, которые делают путешествие для него путём познания самого себя. Приобретая репутацию среди гномов своей смелостью и находчивостью, Бильбо не становится просто «удачливым авантюристом», будучи способен проявить мудрость и милосердие. Благодаря этим особенностям повесть становится гораздо более близкой к «большой литературе», чем к обычной сказке:

«Хоббит» прочитывается поначалу именно как забавная сказка для детей, хотя на самом деле он адресован именно широкой аудитории. Автору удалось одновременно создать атмосферу волшебной сказки и пропустить её через призму сознания человека XX века, где немалое место занимает ироническое переосмысление традиций прошлого. Ярким примером может служить повествование о том, как один из воинственных предков мирного хоббита снёс своей палицей голову предводителю гоблинов. Она «пролетела сто метров по воздуху и угодила прямо в кроличью нору; таким образом, была выиграна битва и изобретена игра в гольф», — подводит итог рассказчик[202].

Исследователи отмечают следование «Хоббита» традиционным образцам английской детской литературы. Среди характерных для этого жанра элементов, которые присутствуют в повести Толкина, выделяются: наличие рассказчика, который обращается непосредственно к читателю; присутствие персонажа, с которым дети могут идентифицировать себя («маленький хоббит» Бильбо); отчётливое различие между «опасными» и «безопасными» местами в географии сказочного мира[203][204]. Сюжет «Хоббита» включает в себя элементы романа воспитания — литературного произведения, основной темой которого является развитие и формирование личности главного героя[154].

Распространённым является восприятие повести в качестве произведения в жанре фэнтези[205]. Творчество Толкина оказало ключевое влияние на развитие этого литературного направления[206]. В рамках жанра «Хоббит» относится к направлению высокого фэнтези, о чём свидетельствует, в частности, наличие в произведении детально проработанного «вторичного мира». Публикации книг Толкина стали важными этапами в развитии высокого фэнтези — в «Хоббите» и «Властелине Колец» были установлены стандарты, на основе которых оцениваются другие произведения этого жанра[207].

Композиция[ | ]

Базовой структурой сюжета «Хоббита» является квест — поход с целью добывания сокровищ, после завершения которого главный герой возвращается домой[17]. Уильям Говард Грин выделяет в композиции повести 4 составляющие, каждая из которых представляет собой соответствующую стадию развития главного героя, — путь из страны хоббитов к Дикому Краю (главы 1—3), Туманные горы (4—8), Лихолесье (8—10) и Одинокая Гора (11—19). Каждая часть начинается с подготовки к путешествию в дикую местность, которое сопряжено с нуждой и опасностями, и заканчивается спасением героев и прибытием их в безопасное место, где они получают отдых (Ривенделл, дом Беорна, Озёрный город и Бэг-Энд). В каждом из этих приключений герои попадают в плен к врагам или в ловушку, а Бильбо вынужденно отделяется от отряда. Хоббит на всех этапах сталкивается с определёнными испытаниями, а также получает своеобразную награду, которой служат, например, эльфийский меч, волшебное кольцо или статус лидера отряда[208].

По мнению Джейн Ченс, специалиста по средневековой литературе, композиция «Хоббита» испытала влияние взглядов писателя на структуру «Беовульфа». Согласно Толкину, в древнеанглийской поэме противопоставлены два момента из жизни героя — подъём и упадок. Первый эпизод связан с противостоянием Беовульфа с чудовищем Гренделем и его матерью, которое завершается успехом героя. Во втором случае Беовульф сражается с драконом и погибает. Соответственно, поэма делится на две противоположные части. Подобным образом в «Хоббите» Бильбо поочерёдно встречает Голлума и дракона Смауга, что позволяет определить в структуре повести две составляющие, связанные с этими событиями. Однако, в отличие от Беовульфа, для Бильбо оба этих эпизода характеризуются подъёмом, так как «Хоббит» является «историей духовного созревания, а не духовной смерти»[209].

Адаптации[ | ]

Театральные постановки[ | ]

Первая сценическая версия «Хоббита» была поставлена с разрешения автора в марте 1953 года в эдинбургской школе Св. Маргариты. Другой проект сценической адаптации, предложенный в 1959 году, подвергся критике писателя: он охарактеризовал его, как «ошибочную попытку превратить определённые эпизоды … в подражающий Диснею фарс для довольно глупых детей». Толкин относился с предубеждением к инсценировкам и «детскому театру», но был готов дать согласие на постановку, если она была «хорошей в своём роде» или если её исполнение было частью обычной деятельности в драматической школе; но он был против публикации такой пьесы или её постановки для более широкой аудитории[210][211].

В 1967 году в Оксфорде состоялась премьера спектакля по «Хоббиту», адаптированного Полом Дрейтоном и Хамфри Карпентером. Роли исполняли актёры возрастом от 11 до 13 лет. При работе над сценарием адаптации Карпентер поставил задачу сохранить стиль и характер повести, используя как можно больше диалогов из книги. Для придания истории драматической формы он счёл возможным исключить элементы, не играющие жизненно важной роли для сюжета — троллей, варгов, орлов и Беорна. Толкин присутствовал на заключительной постановке спектакля. По воспоминаниям Карпентера, «он часто улыбался» — в особенности благодаря актёру, сыгравшему Бильбо Бэггинса как «суетливого холостяка средних лет». Толкину, однако, не понравились значительные изменения сюжета ближе к завершению истории[210][212].

Последующие сценические адаптации включают в себя работы Экспериментального театрального клуба Оксфордского университета (1971), лестерского театра Phoenix Arts (1984) и Детского театра Миннеаполиса (1990). В 1968 году американской компанией из Чикаго был опубликован сценарий театральной постановки за авторством Патрисии Грей. Публикация позиционировалась как авторизованная Толкином. Тем не менее, сама адаптация писателю не нравилась, а разрешение понадобилось вследствие возникших проблем с авторскими правами на «Хоббита» в США. Через своего издателя Толкин запросил сделать в сценарии некоторые изменения — в тех случаях, когда отклонения от первоисточника, по его мнению, не были необходимыми. В американской компании считали, что они лучше знают, что нужно для качественной сценической постановки, но часть предложений Толкина была выполнена[213].

Экранизации[ | ]

В 1966 году вышел короткометражный мультфильм Джина Дейча, совместного производства США и Чехословакии. Изначально режиссёр задумывал снять полнометражный анимационный фильм, составив на протяжении года сценарий. Однако этот проект не удалось реализовать, поскольку продюсер Уильям Снайдер, владеющий правами на экранизацию «Хоббита», не обеспечил необходимого финансирования. Согласно условиям контракта, права Снайдера на «Хоббит» истекали 30 июня 1966 года в случае, если при его содействии не была осуществлена «цветная» экранизация повести. Подобный ход событий не входил в планы продюсера, так как он намеревался выгодно продать права на экранизацию. Поэтому Снайдер поручил Дейчу снять 12-минутный мультфильм по мотивам повести. Как результат, в мультфильме, который был создан в течение месяца, события «Хоббита» были значительно сокращены и изменены: в сюжете отсутствуют гномы, зато есть некие принцесса, сторож и генерал Торин. Анимация очень схематичная, персонажи не разговаривают, а всё повествование ведёт рассказчик. Единственный показ работы Дейча состоялся 30 июня 1966 года в Нью-Йорке[214][215]. В 2012 году мультфильм был опубликован на YouTube[215][216].

В 1977 году вышел полнометражный мультфильм «Хоббит» американских режиссёров Артура Ранкина и Жюля Бэсса. Мультфильм получил премию Пибоди и был номинирован на премию «Хьюго» за лучшую постановку[217][218]. Над анимацией работала японская студия Topcraft, что проявилось в необычном стиле изображения персонажей — лесные эльфы, например, имеют зелёную кожу, а Голлум напоминает каппу из японской мифологии. В целом сюжет мультфильма довольно близко следует оригинальному произведению, но некоторые сцены были сокращены. Также в экранизации отсутствуют такие персонажи, как Беорн и бургомистр Озёрного города. Фильм игнорирует некоторые темы, развитые Толкином — если в повести Бильбо оставляет в живых Голлума, руководствуясь жалостью и состраданием, то в мультфильме он перепрыгивает через преградившее ему путь существо со злорадным возгласом «Та-та!». В результате присущий книжному эпизоду настрой в мультфильме теряется. Также в экранизации выражена принципиальная антивоенная позиция, которая противоречит отношению Толкина к военным действиям как к нежелательным, но иногда необходимым. В повести Бильбо занимает оборону вместе с эльфами, тогда как в мультфильме он находится в стороне, взирая на битву с осуждением[217][215].

В Советском Союзе были предприняты две попытки экранизировать повесть. В 1985 году на Ленинградском телевидении вышел телеспектакль «Сказочное путешествие мистера Бильбо Беггинса, Хоббита» с Зиновием Гердтом в роли профессора, который рассказывает историю. Бильбо Бэггинса сыграл Михаил Данилов, Торина — Анатолий Равикович, Голлума — Игорь Дмитриев. Технические возможности создателей фильма были ограничены, поэтому для дракона Смауга и гигантских пауков были применены куклы. Лишь в некоторых случаях были использованы эффекты перспективы и углов камеры, чтобы создать впечатление низкого роста определённых персонажей. Диалоги в картине очень близко следуют тексту повести. Отсутствуют в экранизации эльфы, Беорн, орлы и тролли. В 1991 году в СССР компанией «» были начаты съёмки мультфильма «Сокровища под Горой» с Николаем Караченцовым в роли Гэндальфа. От фильма сохранилось только вступление, съёмки не были закончены[215][219].

Новозеландский режиссёр Питер Джексон экранизировал «Хоббит» в виде кинотрилогии, которая позиционировалась как приквел к его фильмам по «Властелину Колец»[220][221]. Роль Бильбо Бэггинса исполнил Мартин Фримен, Торина сыграл Ричард Армитидж, Гэндальфа — Иэн Маккеллен[222]. Премьера первого фильма, «Хоббит: Нежданное путешествие», состоялась в 2012 году[223]. Вторая часть, «Хоббит: Пустошь Смауга», вышла в прокат в 2013 году, третья часть, «Хоббит: Битва пяти воинств» — в 2014 году[224][225].

Magnify-clip.png
Мартину Фримену, исполнившему роль Бильбо Бэггинса, удалось показать развитие хоббита от «слегка придирчивого холостяка» до храброго искателя приключений, который сохранил при этом свои лучшие качества: «доброту, … способность к вечной дружбе и любовь к простым радостям»[226].

Анализируя первый фильм трилогии, «Нежданное путешествие», исследователи отметили, что его стилистика заметно отличается от сказочно-юмористического тона, который присущ первой половине повести. Несмотря на то, что в картине сохранена часть комических моментов из книги, её общая тональность более приближена к средневековому эпосу. Персонажи подверглись переосмыслению — если у Толкина переход от комического к героическому представлению гномов происходит во время битвы в конце книги, то в фильме они выглядят эпическими воинами уже на начальном этапе истории. Процесс становления Бильбо, который в книге проходит развитие от неумелого взломщика до признанного гномами лидера, в фильме начинается раньше и является более весомым — хоббит решает присоединиться к компании гномов без какой-либо помощи Гэндальфа, а впоследствии убивает орка, спасая тем самым жизнь Торину[227]. Второй фильм трилогии, «Пустошь Смауга», характеризуется более существенным отходом от оригинала по сравнению с «Нежданным путешествием»[228][229]. В сценарий добавлены отсутствующие в книге эпизоды, сюжетные линии и персонажи[230]. Так, важную роль в сюжете фильма играет эльфийка Тауриэль, которая не фигурирует в произведениях Толкина[231]. В целом, основанный на первоисточнике материал занимает в фильме менее половины экранного времени — оригинальная история служит для экранизации скорее «контуром» повествования[232]. Настрой картины становится более мрачным: в ней «осталось мало от иронии и светлой ностальгии „Нежданного путешествия“. Краски потускнели, зелень лесов и полей вытесняют знакомые по старой кинотрилогии серые тона»[230]. Третий фильм, «Битва пяти воинств», концентрируется прежде всего на сражениях, которые происходят в Озёрном городе и у Одинокой Горы[233]. Уделено внимание теме алчности — деспотичная ярость Торина, желающего обладать сокровищами, придала картине психологический характер[234]. Стилистически фильм оказывается близким к кинотрилогии «Властелин Колец», однако ему недостаёт приключенческого духа, который имели его предшественники, основанные на «Хоббите». На фоне других героев теряется Бильбо, а финал фильма отличается недосказанностью сюжетных линий[233].

Экранизация учитывает более развитый образ Средиземья, который сформировался в работах, опубликованных после «Хоббита». В сценарии были использованы материалы приложений к «Властелину Колец» — введена сюжетная линия Белого Совета, показано сражение гномов с орками при Азанулбизаре, которое состоялось до событий «Хоббита»[227]. При этом, в отличие от книг, предводитель орков Азог не погибает в битве и преследует компанию Торина во время похода к Одинокой Горе, выполняя роль главного антагониста первого фильма[235][236]. В работе Джексона приключения хоббита и гномов помещены в контекст противостояния с Тёмным Властелином Сауроном, расширяя относительно ограниченную сюжетную основу повести до масштабов надвигающейся войны за Средиземье[237].

Радиопостановки[ | ]

В 1961 году были созданы адаптации «Хоббита» для радиопрограмм Би-би-си Children’s Hour и Adventures in English[238]. В 1968 году на BBC Radio 4 транслировалась радиопостановка повести, режиссёром которой выступил Майкл Килгаррифф. Сценарий близко следует книге и включает в себя полный состав персонажей. Голоса актёров дополнены звуковыми эффектами — переданы, в частности, гром, молния и брызги воды. В 1988 году эта адаптация была издана в формате аудиокассеты, а в 1997 году состоялся её выпуск на компакт-дисках[239][240]. Другие постановки «Хоббита» для радио включают в себя версии 1975 и 1979 годов. В 1981 году на BBC Radio транслировалась сокращённая версия повести, подготовленная Брайаном Сибли[238].

Графический роман[ | ]

В 1989 году была опубликована версия «Хоббита» в формате графического романа, адаптированная Чарльзом Диксоном и Шоном Демингом. Иллюстрации были выполнены художником Дэвидом Вензелом[238][241]. Адаптация близко следует первоисточнику и изначально была опубликована в трёх частях. Первая часть заканчивается на встрече Бильбо с Голлумом, вторая — на побеге от лесных эльфов. В 1990 году графический роман был опубликован в однотомном издании[241][242]. Переиздание 2001 года включает иллюстрацию на обложке, выполненную художником Донато Джанкола, который был награждён за свою работу премией Chesley Awards[243].

Игры[ | ]

В 1982 году вышла компьютерная игра The Hobbit в жанре text adventure[244]. К каждому изданию игры прилагался экземпляр повести Толкина[245]. The Hobbit пользовался большим коммерческим успехом — на протяжении первых двух лет было продано больше 100 тыс. копий[246]. В 1983 году игра получила награду Golden Joystick Awards как лучшая стратегия года[244]. В 2003 году компанией Vivendi Universal была выпущена игра The Hobbit: The Prelude to The Lord of the Rings, сочетающая элементы платформера и action-adventure[247][248].

Музыкальные произведения[ | ]

В 1964 году к Толкину обратился английский композитор Кэри Блайтон с просьбой предоставить ему разрешение на создание увертюры на основе «Хоббита». Толкину понравилась эта идея. В ответ он написал: «Я безусловно даю вам разрешение сочинять какое угодно произведение на основе „Хоббита“… Как автору, мне крайне лестно слышать, что я вдохновил композитора. Я давно на это надеялся, и надеялся также, что, может статься, смогу оценить результаты или хотя бы почувствую, что они сродни моему собственному вдохновению». В своём произведении Блайтон коротко адаптировал события «Хоббита», сведя их во фрагмент оркестровой музыки длительностью в 4,5 минуты. Отдельными темами представлены Бильбо, Гэндальф, Торин, Голлум, кольцо, сокровища гномов и Смауг[249][250].

В 2001 году в Финской национальной опере был представлен балет «Хоббит», музыку к которому написал композитор Аулис Саллинен[251]. Канадский композитор Дин Барри создал оперу на основе «Хоббита». Впервые произведение было исполнено Канадским детским оперным хором в 2004 году в Торонто[252].

Примечания[ | ]

Комментарии
  1. В оригинале burglar — тот, кто незаконно проникает в помещения и крадёт вещи[2].
  2. «Уравнивателем» называли шестизарядный револьвер Сэмюэла Кольта.
Источники
  1. Толкин, 1992, с. 5—6.
  2. Перевод «burglar» в англо-русском словаре (англ.). Кембриджский словарь. Проверено 6 апреля 2017.
  3. 1 2 3 4 Hammond, Scull, 2006, p. 384.
  4. Олсен, 2013, с. 21—26.
  5. Anderson, 2002, pp. 78—80.
  6. Anderson, 2002, pp. 94, 208.
  7. Олсен, 2013, с. 44—46.
  8. Олсен, 2013, с. 48—49.
  9. Anderson, 2002, pp. 111—112.
  10. 1 2 3 4 Drout, 2006, p. 278.
  11. Anderson, 2002, pp. 150—153.
  12. Anderson, 2002, p. 187.
  13. Anderson, 2002, pp. 243—248.
  14. Anderson, 2002, pp. 255—257.
  15. Anderson, 2002, pp. 269—271.
  16. Anderson, 2002, pp. 278—283.
  17. 1 2 3 4 Drout, 2006, p. 277.
  18. Anderson, 2002, p. 307.
  19. 1 2 3 4 5 Шиппи, 2003, Кольцо как «уравниватель».
  20. Anderson, 2002, pp. 334—335.
  21. Anderson, 2002, pp. 348—351.
  22. Алексеев, 2013, с. 208—209.
  23. Алексеев, 2013, с. 45.
  24. Алексеев, 2013, с. 43—48.
  25. Алексеев, 2013, с. 88—89.
  26. Hammond, Scull, 2006, pp. 297—298.
  27. Алексеев, 2013, с. 131—134.
  28. 1 2 Hammond, Scull, 2006, p. 385.
  29. Карпентер, 2004, Письмо № 163.
  30. Rateliff, 2011, pp. xi—xx.
  31. 1 2 Алексеев, 2013, с. 157.
  32. Алексеев, 2013, с. 88.
  33. 1 2 Алексеев, 2013, с. 158.
  34. Anderson D. A. R. W. Chambers and The Hobbit (англ.) // Tolkien Studies : journal. — West Virginia University Press, 2006. — Vol. 3. — P. 143. — ISSN 1547-3155.
  35. Rateliff, 2011, p. 17.
  36. Rateliff, 2011, pp. 19—21.
  37. Rateliff, 2011, p. 15.
  38. Rateliff, 2011, p. xx.
  39. 1 2 3 4 5 Пузий В. К. Как Толкин писал «Хоббит, или Туда и обратно». Мир фантастики (21 сентября 2016). Проверено 17 февраля 2017.
  40. 1 2 3 4 5 Карпентер, 2002, Часть 5. Глава 1.
  41. Карпентер, 2004, Письмо № 9.
  42. 1 2 Hammond, Scull, 2006, p. 393.
  43. Алексеев, 2013, с. 29.
  44. Anderson, 2002, pp. 36—38.
  45. Anderson, 2002, p. 189.
  46. Anderson, 2002, p. 101.
  47. Anderson, 2002, pp. 77—78.
  48. Drout, 2006, p. 473.
  49. Drout, 2006, p. 135.
  50. Burns, 2005, p. 95.
  51. Burns, 2005, pp. 96—97.
  52. Rateliff, 2011, p. 104.
  53. 1 2 3 4 5 6 7 8 Шиппи, 2003, Разрыв связи.
  54. Drout, 2006, p. 430.
  55. 1 2 Шиппи, 2003, Плодотворные анахронизмы.
  56. Orr R. Some Slavic Echoes in J. R. R. Tolkien's Middle-earth (англ.) // Germano-Slavica : journal. — University of Waterloo, 1994. — No. 8. — P. 23—34. — ISSN 0317-4956.
  57. Rateliff, 2011, pp. 168—169.
  58. Anderson, 2002, p. 202.
  59. Shippey, 2001, pp. 23—25.
  60. Shippey, 2001, pp. 36—37.
  61. Anderson, 2002, pp. 272—274.
  62. Rateliff, 2011, p. 533.
  63. 1 2 3 4 Шиппи, 2003, Морок Смауга.
  64. Anderson, 2002, pp. 132—133.
  65. Tolkien et le Moyen Âge / Réd. L. M. Carruthers. — Paris: CNRS Éditions, 2007. — P. 110. — 331 p. — ISBN 2271065682.
  66. Rateliff, 2011, p. 257.
  67. Anderson, 2002, p. 165.
  68. Anderson, 2002, p. 349.
  69. Шиппи, 2003, Слово и предмет: эльфы и гномы.
  70. 1 2 Олсен, 2013, Глава 8.
  71. Алексеев, 2013, с. 288.
  72. Amison A. An Unexpected Guest (англ.) // Mythlore : journal. — Mythopoeic Society, 2006. — Vol. 25, no. 95/96. — P. 127—136. — ISSN 0146-9339.
  73. Алексеев, 2013, с. 293—297.
  74. Алексеев, 2013, с. 279—280.
  75. Карпентер, 2002, с. 258—259.
  76. Anderson, 2002, pp. 30—31.
  77. Anderson, 2002, p. 46.
  78. Hammond, Scull, 2011, pp. 10—12.
  79. Hammond, Scull, 2011, p. 13.
  80. Hammond, Scull, 2011, pp. 129—139.
  81. Anderson, 2002, p. 15.
  82. Карпентер, 2004, Письмо № 13.
  83. Hammond, Scull, 2011, p. 14.
  84. Hammond, Scull, 2011, pp. 14—15.
  85. Anderson, 2002, p. 14.
  86. Anderson, 2002, pp. 15—17.
  87. Anderson, 2002, p. 19.
  88. 1 2 Anderson, 2002, p. 22.
  89. Drout, 2006, p. 385.
  90. Алексеев, 2013, с. 169.
  91. 1 2 3 Карпентер, 2002, Часть 5. Глава 2.
  92. Anderson, 2002, p. 17.
  93. Anderson, 2002, p. 384.
  94. Anderson, 2002, pp. 22—23.
  95. Tolkien's Hobbit fetches £60,000 (англ.). BBC (18 March 2008). Проверено 20 февраля 2017.
  96. Flood A. Hobbit first edition with J. R. R. Tolkien's inscription doubles sales record (англ.). The Guardian (5 June 2015). Проверено 22 февраля 2017.
  97. Hammond, Scull, 2006, p. 530.
  98. Anderson, 2002, pp. 128—131.
  99. 1 2 3 Карпентер, 2004, Письмо № 128.
  100. Hammond, Scull, 2005, p. 38.
  101. Карпентер, 2004, Письмо № 130.
  102. Hammond, Scull, 2005, p. 39.
  103. Hammond, Scull, 2006, p. 397.
  104. 1 2 3 Алексеев, 2013, с. 168.
  105. Rateliff, 2011, pp. 791—800.
  106. Карпентер, 2002, Часть 6. Глава 3.
  107. Anderson, 2002, p. 94.
  108. Шиппи, 2003, Комментарий 452.
  109. Алексеев, 2013, с. 30.
  110. Hammond, Scull, 2006, p. 1025.
  111. 1 2 Алексеев, 2013, с. 198—199.
  112. Карпентер, 2004, Письмо № 29.
  113. Карпентер, 2004, Письмо № 30.
  114. Drout, 2006, p. 237.
  115. Hammond, Scull, 2006, p. 1026.
  116. Карпентер, 2004, Письмо № 188.
  117. Anderson, 2002, p. 395.
  118. Anderson, 2002, pp. 388—395.
  119. Карпентер, 2004, Письмо № 352.
  120. Hobbitus Ille: The Latin Hobbit (англ.). HarperCollins. Проверено 22 февраля 2017.
  121. Donahue D. Tolkien's «Hobbit» celebrates 75th anniversary (англ.). USA Today (20 September 2012). Проверено 22 февраля 2017.
  122. Хукер, 2003, с. 23.
  123. Anderson, 2002, p. 393.
  124. 1 2 3 Хукер, 2003, с. 58.
  125. Беломлинский М. С. Леонов «играет» Хоббита // Русский базар : газета. — 2006. — 12 января (№ 508). — ISSN 1520-4073.
  126. Anderson, 2002, p. 394.
  127. Anderson, 2002, p. 35.
  128. Хукер, 2003, с. 60—61.
  129. За выходные «Хоббит» собрал в Украине более 1,5 млн долларов. BBC (26 декабря 2012). Проверено 19 мая 2017.
  130. 1 2 Дж. Р. Р. Толкин «Хоббит, или Туда и обратно». Лаборатория фантастики. Проверено 22 февраля 2017.
  131. Хукер, 2003, с. 74.
  132. Информация об издании. Лаборатория фантастики. Проверено 19 мая 2017.
  133. Хукер, 2003, с. 57.
  134. Hammond, Scull, 2006, pp. 398—399.
  135. Anderson, 2002, pp. 17—18.
  136. Льюис К. С. Хоббит // Письма Баламута. Расторжение брака. Мерзейшая мощь. Из цикла «Хроники Нарнии». Пока мы лиц не обрели / Пер. с англ. Е. Доброхотовой-Майковой. — М: Пушкинская библиотека, АСТ, 2004. — С. 949—950. — 1000 с. — (Золотой фонд мировой классики). — 5000 экз. — ISBN 5-94643-119-6.
  137. Hammond, Scull, 2006, p. 398.
  138. Anderson, 2002, pp. 20—21.
  139. Hammond, Scull, 2006, p. 399.
  140. Anderson, 2002, p. 21.
  141. Карпентер, 2004, Письмо № 28.
  142. Hammond, Scull, 2006, pp. 400—401.
  143. Sullivan C. W. High Fantasy // International Companion Encyclopedia of Children's Literature / ed. P. Hunt, S. Ray. — London; New York: Routledge, 1996. — P. 306. — 923 p. — ISBN 0-415-08856-9.
  144. Rateliff, 2011, p. xi.
  145. Kocher, 1977, pp. 17—18.
  146. Hammond, Scull, 2006, pp. 399—400.
  147. Drout, 2006, p. 96.
  148. Auden W. H. The Hero Is a Hobbit (англ.). The New York Times (31 October 1954). Проверено 10 марта 2017.
  149. FAQ: Did J. R. R. Tolkien win any awards for his books? (англ.). The Tolkien Society. Проверено 10 марта 2017.
  150. Stones R. The Children’s Books of the Century (англ.). Books for Keeps. Проверено 10 марта 2017.
  151. Hammond, Scull, 2006, p. 400.
  152. Eden, 2014, p. 152.
  153. Shippey, 2001, pp. 41—45.
  154. 1 2 Drout, 2006, p. 660.
  155. Grenby M. O. Children's Literature. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 2008. — P. 162. — 232 p. — (Edinburgh critical guides to literature). — ISBN 0748622748.
  156. Олсен, 2013, с. 15—16.
  157. Олсен, 2013, с. 18—20.
  158. Олсен, 2013, Глава 9.
  159. 1 2 Олсен, 2013, Глава 19.
  160. 1 2 Штейнман М. А. «Хоббит»: конфликт интерпретаций. ПостНаука (28 января 2013). Проверено 18 марта 2017.
  161. Олсен, 2013, Главы 10—11.
  162. Олсен, 2013, Глава 18.
  163. Hammond, Scull, 2005, p. 146.
  164. Eden, 2014, p. 85.
  165. Олсен, 2013, Главы 17—18.
  166. Олсен, 2013, с. 46—47.
  167. Олсен, 2013, Глава 11.
  168. Олсен, 2013, Глава 7.
  169. Олсен, 2013, Глава 10.
  170. Шиппи, 2003, Ключевые понятия: «удача» и «тень».
  171. Anderson, 2002, p. 345.
  172. Шиппи, 2003, Средьземелье и лимб: мифические аналогии.
  173. Шиппи, 2003, Комментарий 176.
  174. Hammond, Scull, 2006, p. 268.
  175. 1 2 Олсен, 2013, Глава 17.
  176. 1 2 Steele F. J. Dreaming of dragons: Tolkien's impact on Heaney's Beowulf (англ.) // Mythlore : journal. — Mythopoeic Society, 2006. — Vol. 25, no. 95/96. — P. 137—146. — ISSN 0146-9339.
  177. Drout, 2006, p. 57.
  178. 1 2 Rateliff, 2011, p. 534.
  179. Алексеев, 2013, с. 195—196.
  180. Carpenter H. Review: Cover book: Tolkien and the Great War by by John Garth (англ.) // The Sunday Times : newspaper. — Times Newspapers Limited, 2003. — 23 November. — ISSN 0956-1382.
  181. Croft, 2004, pp. 27—31.
  182. Shippey, 2001, pp. 39—41.
  183. Croft, 2004, p. 34.
  184. Олсен, 2013, Глава 4.
  185. Drout, 2006, p. 78.
  186. Croft, 2004, p. 66.
  187. Толкин, 1992, с. 223.
  188. Anderson, 2002, p. 361.
  189. Олсен, 2013, с. 28—29.
  190. Kocher, 1977, p. 30.
  191. Eden, 2014, p. 209.
  192. Drout, 2006, p. 520.
  193. Олсен, 2013, с. 27—28.
  194. Олсен, 2013, с. 37.
  195. 1 2 Толкин Дж. Р. Р. Комментарий к с. 297 // Хоббит, или Туда и обратно = The Hobbit, or There and Back Again / Пер. с англ. М. Каменкович, С. Степанова. — М: АСТ, 2014. — С. 334—382. — 384 с. — 14 000 экз. — ISBN 978-5-17-083891-2.
  196. Anderson, 2002, p. 362.
  197. Олсен, 2013, Глава 14.
  198. Толкин, 1992, с. 7—13.
  199. Kocher, 1977, pp. 18—19.
  200. Kocher, 1977, pp. 19—20.
  201. Толкин, 1992, с. 35.
  202. 1 2 Штейнман М. А. «Хоббит, или Туда и обратно». Словарная статья // Энциклопедия литературных произведений / Сост. и научный редактор С. В. Стахорский. — М: Вагриус, 1998. — С. 530—531. — 656 с. — ISBN 5-7027-0825-3.
  203. Kuznets L. R. The Hobbit Is Rooted in the Tradition of Classic British Children's Novels // Readings on J. R. R. Tolkien / ed. K. D. Koster. — San Diego: Greenhaven Press, 2000. — P. 31—33. — 176 p. — ISBN 0-7377-0245-1.
  204. Poveda J. A. Narrative Models in Tolkien's Stories of Middle-earth (англ.) // Journal of English Studies : journal. — University of La Rioja, 2004. — Vol. 4. — P. 7—9. — ISSN 1576-6357.
  205. Hunt P. Children's Literature. — Oxford; Malden: John Wiley & Sons, 2001. — P. 173. — 360 p. — ISBN 0-631-21141-1.
  206. Алексеев С. В., Володихин Д. М. Фэнтези. Кругосвет. Проверено 21 марта 2017. Архивировано 22 августа 2011 года.
  207. Sullivan C. W. High Fantasy // International Companion Encyclopedia of Children's Literature / ed. P. Hunt, S. Ray. — London; New York: Routledge, 1996. — P. 300—308. — 923 p. — ISBN 0-415-08856-9.
  208. Green W. H. «The Hobbit» and Other Fiction by J. R. R. Tolkien: Their Roots in Medieval Heroic Literature and Language (англ.) // LSU Historical Dissertations and Theses. — Louisiana State University, 1969. — P. 22—38.
  209. Chance J. Tolkien's Art: a Mythology for England. — Lexington: University Press of Kentucky, 2001. — P. 51—52. — 262 p. — ISBN 0-8131-9020-7.
  210. 1 2 Hammond, Scull, 2006, p. 8.
  211. Anderson, 2002, p. 23.
  212. The Hobbit, the Musical (англ.). BBC Radio 4. Проверено 30 марта 2017.
  213. Hammond, Scull, 2006, p. 9.
  214. Hammond, Scull, 2006, p. 21.
  215. 1 2 3 4 Караев Н. Экранизации Толкина, забытые и неснятые. Мир фантастики (10 декабря 2016). Проверено 29 марта 2017.
  216. Logo YouTube por Hernando.svg First Animated Hobbit — directed by Gene Deitch, produced by Rembrandt Films
  217. 1 2 Drout, 2006, p. 559.
  218. 1978 Hugo Awards (англ.). The Hugo Awards. Проверено 29 марта 2017. Архивировано 7 мая 2011 года.
  219. Robb B. J., Simpson P. Middle-earth Envisioned: The Hobbit and The Lord of the Rings: On Screen, On Stage, and Beyond. — New York: MBI Publishing Company, 2013. — P. 27—28. — 224 p. — ISBN 9781627880787.
  220. Peter Jackson to produce «The Hobbit» (англ.). CNN (18 December 2007). Проверено 31 марта 2017.
  221. Zakarin J. Third «Hobbit» Film Confirmed (англ.). The Hollywood Reporter. Проверено 31 марта 2017.
  222. Goodwyn H. The Hobbit's Sir Ian McKellen, Richard Armitage and Martin Freeman Talk Tolkien, Faith and Bilbo's Story (англ.). CBN. Проверено 31 марта 2017.
  223. Премьера фильма «Хоббит: Нежданное путешествие». Газета.Ru (28 ноября 2012). Проверено 31 марта 2017.
  224. Мировая премьера фильма «Хоббит: Пустошь Смауга» в Лос-Анджелесе. Film.ru (4 декабря 2013). Проверено 31 марта 2017.
  225. The Hobbit: The Battle of the Five Armies world premiere (англ.). BBC (1 December 2014). Проверено 31 марта 2017.
  226. Gilsdorf E. Bests and worsts of «The Hobbit» on film (англ.). The Boston Globe. Проверено 3 апреля 2017.
  227. 1 2 Eden, 2014, pp. 208—217.
  228. Gilsdorf E. The Desolation of Tolkien (англ.). Boing Boing (13 December 2013). Проверено 28 марта 2017.
  229. Labrecque J. «The Hobbit»: Is «Smaug» better than «An Unexpected Journey»? (англ.). Entertainment Weekly (13 December 2013). Проверено 28 марта 2017.
  230. 1 2 Гагинский А. «Хоббит: Пустошь Смауга». Мир фантастики (25 января 2014). Проверено 28 марта 2017.
  231. Иванов Б. «За» и «против» Тауриэль. Film.ru (10 декабря 2013). Проверено 28 марта 2017.
  232. Berardinelli J. Hobbit, The: The Desolation of Smaug (United States/New Zealand, 2013). A movie review (англ.). Reelviews.net (11 December 2013). Проверено 28 марта 2017.
  233. 1 2 Злотницкий Д. «Хоббит: Битва пяти воинств»: ничего, кроме битв. Мир фантастики (5 января 2015). Проверено 31 марта 2017.
  234. Foundas S. Film Review: «The Hobbit: The Battle of the Five Armies» (англ.). Variety (1 December 2014). Проверено 31 марта 2017.
  235. Eden, 2014, pp. 215—219.
  236. Jolin D. The Hobbit: An Unexpected Journey (англ.). Empire. Проверено 27 марта 2017. Архивировано 10 мая 2013 года.
  237. Eden, 2014, pp. 210—215.
  238. 1 2 3 Hammond, Scull, 2006, p. 10.
  239. Drout, 2006, p. 131.
  240. Collier P. Review: The Hobbit Dramatization re-released by BBC AudioBooks America (англ.). Tolkien Library (10 November 2008). Проверено 1 апреля 2017. Архивировано 18 февраля 2009 года.
  241. 1 2 Злотницкий Д. Чарльз Диксон, Шон Деминг «Хоббит, или Туда и обратно» // Мир фантастики : Журнал. — М: ТехноМир, 2015. — № 140. — С. 36.
  242. Collier P. The Hobbit Comics adapted by Chuck Dixon and illustrated by David Wenzel (англ.). Tolkien Library (13 October 2013). Проверено 1 апреля 2017.
  243. 2002 Chesley Awards (англ.). Locus Online. Проверено 1 апреля 2017.
  244. 1 2 The Hobbit (англ.). World of Spectrum. Проверено 1 апреля 2017.
  245. Moore P. Using Computers in English: A Practical Guide. — London; New York: Methuen, 1986. — P. 44. — 187 p. — ISBN 0416361803.
  246. Gerrard M. Adventuring into an Unknown World (англ.) // The Guardian : newspaper. — 1984. — 30 August. — P. 13. — ISSN 0261-3077.
  247. The Hobbit Interview (англ.). IGN (24 February 2003). Проверено 1 апреля 2017.
  248. Cassamassina M. The Hobbit Review (англ.). IGN (12 November 2003). Проверено 1 апреля 2017.
  249. Bratman D. Liquid Tolkien: Music, Tolkien, Middle-earth and More Music // Middle-earth Minstrel: Essays on Music in Tolkien / Ed. B. L. Eden. — Jefferson; London: McFarland & Company, Inc., Publishers, 2010. — P. 155—156. — 207 p. — ISBN 978-0-7864-4814-2.
  250. Карпентер, 2004, Письмо № 260.
  251. Drout, 2006, p. 208.
  252. Hoile C. Review — The Hobbit — Canadian Children’s Opera Chorus, Toronto (англ.). Stage Door (16 May 2004). Проверено 1 апреля 2017.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]