Цезарь (титул)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Тетрархи — двое августов с двумя цезарями (. Венеция. Собор св. Марка)

Це́зарь — один из титулов правителей Римской империи. Произошёл от когномена рода Юлиев «Caesar», носителем которого был политический деятель и полководец Римской республики I в. до н. э. Гай Юлий Цезарь.

Термин в I—II веках н. э.[ | ]

Гай Юлий Цезарь был убит в 44 году до н. э. Его наследник, внучатый племянник Гай Октавий Фурин, по завещанию получил и имя диктатора. После своей победы в гражданской войне и установления режима принципата он именовался как Гай Юлий Цезарь Октавиан Август. Две части этого имени — Цезарь и Август — впоследствии включались в официальные имена всех римских императоров, со временем превратившись в титулы. В литературной традиции же эти два имени вообще стали практически синонимами официальных титулов правителей — princeps и . Так, например, у Веллея Патеркула Август и Тиберий, как правило, именуются «Caesar» (51 раз), Август 16 раз назван «Augustus», Тиберий — ни разу. «Imperator» по отношению к правителю встречается всего 3 раза (вообще в тексте — 10 раз), а титул «princeps» — 11 раз. В тексте Тацита слово «princeps» встречается 315, «imperator» — 107, a «Caesar» — 223 раза по отношению к принцепсу и 58 раз по отношению к членам правящего дома. Светоний использует «princeps» — 48, «imperator» — 29, a «Caesar» — 52 раза. Наконец, в тексте Аврелия Виктора и «Эпитомы о Цезарях» слово «princeps» встречается 48, «imperator» — 29, «Caesar» — 42, a «Augustus» — 15 раз[1]. В этот период титулы «август» и «цезарь» были практически тождественны друг другу. Последним императором, именовавшимся Цезарем как родственник Юлия Цезаря и Августа, был Нерон.

Термин в III—IV веках н. э.[ | ]

В IIIIV веках титул «цезарь» был неразрывно связан с идеей соправительства, когда старший правитель, за которым закрепился титул «август» делил власть с младшим соправителем (и, как правило, наследником) — «цезарем». Совместное правление нескольких лиц было не таким уж и новым явлением для Рима — традиция коллегиального управления шла ещё со времён республики. В эпоху принципата можно вспомнить правление Веспасиана и Тита, Марка Аврелия и Луция Вера. Однако наибольшее распространение соправительства получили начиная с III века. Период политического хаоса, наступивший вслед за свержением династии Северов, породил необходимость назначать себе преемника фактически сразу после обретения власти (первым в этом списке можно, очевидно, назвать Макрина, сразу же после получения власти провозгласившего императором и своего сына Диадумена).[2] На протяжении всего III века императоры пытались хоть как-то упрочить свое положение подобными назначениями, которые, однако, практически не способствовали политической стабилизации.

«Второе рождение» институт соправительства получил после прихода к власти Диоклетиана[3]. Наиболее четко различия между двумя титулами были определены именно при формировании императором Диоклетианом системы тетрархии: во главе государства должны были стоять два верховных правителя, наделенных всей полнотой власти — августы, наследниками и помощниками которых являлись два младших соправителя — цезари. Система оказалась не слишком устойчивой, и к 324 году верховная власть сосредоточилась в руках одного человека — Константина I Великого. Он, однако, не устранил институт цезарей. Напротив, Константин дал этот титул четырём своим сыновьям — Криспу, Константину, Констанцию, Константу — и племяннику Далмацию Младшему. Крисп был убит отцом ещё в 326 году, Далмаций Младший погиб в результате солдатского мятежа вскоре после смерти Константина Великого. Константин, Констанций и Констант в 337 году стали августами и поделили империю на три части. Константин ΙΙ погиб уже в 340 году, вторгнувшись в области Константа. Констант же правил до 350 года, когда погиб во время мятежа узурпатора Магненция. Таким образом, в империи остался лишь один законный август — Констанций, обладавший всей полнотой власти вплоть до своей смерти в 361 году.

Именно в этот период были назначены последние для IV столетия цезари. Констанций дал этот титул двоим своим двоюродным братьям — Галлу[4] и Юлиану[5] — единственным оставшимся в живых родственникам Константина Великого (не считая его сыновей). Также известно, что узурпатор Магненций, начав войну с Констанцием, назначил цезарями своих братьев. Одного, Деценция, он отправил в Галлию[6]. О втором же (Дезидерии) источники практически ничего не сообщают.

Полномочия и деятельность цезарей на примерах середины IV века[ | ]

Причины назначения цезарей[ | ]

Во всех случаях — Галла, Юлиана и Деценция — назначение диктовалось необходимостью защиты от внешней угрозы. Так, Констанций, будучи правителем Востока, вел постоянные, хотя и безуспешные[7][8], войны с Сасанидами, и, отправляясь на войну с Магненцием, сделал Галла цезарем и немедленно отослал его в Антиохию-на-Оронте для организации обороны. Также поступил и его противник: для защиты Галлии от алеманнов он послал туда своего родного брата Деценция. Тот, однако, не смог их усмирить, и Констанций, вскоре после своей победы отправившийся опять на Восток (Галл был к тому времени уже казнён), оставил в Галлии Юлиана, наделив его титулом цезаря.

Все три назначения были сделаны в условиях внешней опасности и при невозможности старшего правителя находиться в данном регионе и командовать войсками. Интересен также тот факт, что назначения делались не в общеимперских масштабах, а для конкретных территорий — для Галлии и для Востока. Истоки подобного наделения властью в рамках какой-то части империи следует, очевидно, искать в третьем веке. До того императоры, разделяя власть с кем-либо, разделяли свой imperium, выступая как республиканские консулы, обладавшие равной властью, распространявшейся на всю территорию государства (например, Веспасиан и Тит, Нерва и Траян etc.). Во время же кризиса III века в рамках империи образовывались фактически самостоятельные государства, продемонстрировавшие свою жизнеспособность: «Британская империя» Караузия и Аллекта, «Галльская империя» Постума и Тетрика, Пальмирское царство Одената и Зенобии. И уже Диоклетиан, разделяя власть с Максимианом, разделил её именно территориально, взяв себе Восток, а соправителю предоставив Запад. Впоследствии все разделы власти происходили именно по территориальному принципу.

Цезари — и Галл, и Юлиан (о Деценции мы имеем слишком мало информации) — были весьма ограничены в своих возможностях, как в военной сфере, так и в гражданской.

Деятельность цезарей в военной сфере[ | ]

Хотя основной функцией цезарей являлась защита провинций, всё же они не имели полного контроля над вверенной им армией. В первую очередь это видно в их взаимоотношениях с высшим офицерством. Юлиан, например, которому сразу же после назначения пришлось вести активные военные действия, столкнулся если не с прямым неповиновением армейской верхушки, то, по крайней мере, со скрытым противодействием. Так, магистр конницы Марцелл, «находившийся поблизости, не оказал помощи оказавшемуся в опасности Цезарю, хотя он был обязан в случае нападения на город, не будь там даже Цезаря, поспешить на выручку»[9], а магистр пехоты Барбацион постоянно интриговал против Юлиана. Подобная ситуация складывалась вследствие того, что все эти офицеры зависели не от цезаря, а от августа, и цезарь не мог отстранить их от занимаемых должностей — Марцелл[10] всё-таки был уволен в отставку за свое бездействие, но не Юлианом, а Констанцием[11]. Власть цезарей над подчиненными им легионами также была относительной; они могли отдавать распоряжения во время военных действий, осуществляя либо общее, либо непосредственное руководство войсками, но в принципе подчинялись все легионы августу. Именно он, как обладатель всей полноты верховной власти, решал, где стоит находиться тому или другому легиону и какие части следует предоставить под командование цезаря. Как известно, именно распоряжение Констанция о переброске части галльских легионов на Восток вызвало солдатский бунт, следствием которого было провозглашение Юлиана августом.[12]

Весьма ограничены были цезари и в финансовых вопросах, что в первую очередь влияло на их отношения с армией. Аммиан прямо пишет, что «когда Юлиан был послан в западные области в звании цезаря, причем его желали всячески ущемить и не предоставили никакой возможности делать подачки солдатам, и тем самым солдаты могли скорее пойти на всякий бунт, тот самый Урсул дал письменный приказ начальнику галльской казны выдавать без малейших колебаний суммы, каких бы ни потребовал цезарь».[13] Отчасти это сняло проблему, но жесткий финансовый контроль со стороны августа сохранялся. Констанций даже самолично определял расходы на стол Юлиана![14]

Деятельность цезарей в гражданской сфере[ | ]

Неполновластны были цезари и в гражданской сфере. Все высшие гражданские чиновники на вверенных им территориях назначались августом и отчитывались тоже перед ним. Такая их независимость приводила к постоянным напряжённым отношениям с цезарями, которые зачастую вынуждены были чуть ли не упрашивать чиновников сделать то или иное действие. Так, и Галл, и Юлиан постоянно находились в большей или меньшей конфронтации с префектами претория. Префект Талассий постоянно интриговал против Галла, посылая донесения Констанцию[15], а префект Галлии Флоренций позволял себе весьма запальчиво спорить с Юлианом по вопросу об экстренных взысканиях. Впрочем, решающее слово всё же оставалось за цезарем, и тот не подписал указ, о чём Флоренций не преминул тотчас же доложить августу.[16] Непосредственным управлением провинциями занимался всё-таки префект, и когда Юлиан упросил (sic!) его отдать под свое управление Вторую Белгику, это было весьма необычным прецедентом.[17]

Одной из важнейших функций цезарей была судебная. И если Галл, верша суд, «превышал предоставленные ему полномочия»[18] и весьма необдуманно терроризировал знать на Востоке (за что, в конечном итоге, и поплатился), то Юлиан подходил к своим судебным обязанностям весьма взвешенно, стараясь не допускать злоупотреблений.

Цезарат как государственный институт[ | ]

Как можно видеть, власть цезарей была весьма ограниченной — и территориально, и функционально; как в военной сфере, так и гражданской. Тем не менее, цезари были императорами и формально являлись соучастниками верховной власти. Принадлежность к императорской коллегии подчеркивалась и соответствующими браками: и Галла, и Юлиана Констанций женил на своих сестрах — первому была дана Константина, второму — Елена. Хотя по объёму властных полномочий цезари были сравнимы с крупными чиновниками, в глазах общества они стояли намного выше. Аммиан описывает прибытие Юлиана в Виенну[19]:

…люди всех возрастов и положений устремились к нему навстречу, чтобы приветствовать его как желанного и храброго правителя. Весь народ и все население окрестных мест, завидев его ещё издали, обращались к нему, называя его милостивым и несущим счастье императором, и все с восторгом взирали на приезд законного государя: в его прибытии видели исцеление всех бед.

Институт цезарата обеспечивал работу и определенную стабильность государственного управления в середине IV века. С провозглашением Юлиана августом в подобном виде этот институт существовать перестал, возродившись лишь позже, во многом видоизмененный.

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. Егоров А. Б. Проблемы титулатуры римских императоров // Вестник древней истории. — 1988. № 2.
  2. Oros. VII. 18. 3; Eut. VIII. 21; Aur. Vic. XXII; etc.
  3. Pabst A. Divisio Regni: Der Zerfall des Imperium Romanum in der Sicht der Zeitgenossen. — Bonn, 1986. S. 45.
  4. Soz. IV. 4; Theod. III. 3; Aur. Vic. XLII etc.
  5. Oros. VII. 29. 15; Eutr. X. 14. 1; Thilost. IV. 2 etc.
  6. Eutr. X. 12. 1; Oros. VII. 29. 13; Epit. De Caes. XLII etc.
  7. Соколов Б. В. Сто великих войн. РИМСКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ (начало III — начало V века)
  8. Michael H. Dodgeon, Samuel N. C. Lieu The Roman Eastern frontier and the Persian Wars (AD 226—363): a documentary history. Routledge, 1994. P. 164 ff.
  9. Amm. Marc. XVI. 4. 3
  10. О нем Евнапий писал: «Маркелл имел в руках правление; уступая Юлиану одно титло и звание, настоящей властью распоряжался сам» (Eun. Hist. Ехс. 10., пер. С. Дестуниса).
  11. Amm. Marc. XVI. 7. 1
  12. Amm. Marc. XX. 4. 2-17
  13. Amm. Marc. XXII. 3. 7.
  14. Amm. Marc. XVI. 5. 3
  15. Amm. Marc. XIV. 1. 10
  16. Amm. Marc. XVII. 3. 2-5
  17. Amm. Marc. XVII. 3. 6
  18. Amm. Marc. XIV. 1. 1
  19. Amm. Marc. XXV. 8. 21

Литература[ | ]