Эта статья входит в число хороших статей

Экспедиция Джексона — Хармсворта

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Экспедиция Джексона — Хармсворта
Map of Franz Josef Land showing journeys and discoveries of Frederick G. Jackson, F.R.G.S. - UvA-BC OTM HB-KZL 61 18 38.jpg
Карта 1898 года, демонстрирующая достижения экспедиции Джексона — Хармсворта. Маршруты исследовательских походов обозначены красным цветом; белым выделены материковые льды и скопления пакового льда
Страна Flag of the United Kingdom.svg Великобритания
Дата начала 12 июля 1894
Дата окончания 3 сентября 1897
Руководитель Фредерик Джексон

Экспеди́ция Дже́ксона — Ха́рмсворта (англ. The Jackson-Harmsworth Expedition) 1894—1897 годов на Землю Франца-Иосифа — британская арктическая экспедиция под началом Фредерика Джорджа Джексона, финансировавшаяся газетным магнатом Альфредом Хармсвортом и поддержанная Королевским географическим обществом.

После исследований Пайера в 1874—1875 годах учёный мир был в убеждении, что Земля Франца-Иосифа — это южные отроги крупного полярного архипелага, простирающегося, возможно, до Северного полюса. Предполагалось, что это удобный и относительно краткий путь для достижения полюса. Джексон отказался от размещения исследовательского отряда на корабле и основал стационарную базу на мысе Флора, откуда совершались санные и шлюпочные походы. В результате деятельности экспедиции выяснилось, что архипелаг невелик и не простирается к северу далее 82° с. ш. Джексон был убеждён в полезности применения пони как тягловой силы в полярных экспедициях, результатом стало использование лошадей в британских экспедициях в Арктику и Антарктику в течение последующих двух десятилетий[1]. В то же время достижения Джексона были в значительной степени перечёркнуты успехом экспедиции Нансена, лидер которой вместе с Я. Йохансеном вышел к зимовью Джексона летом 1896 года[2].

Предыстория. Планирование[ | ]

Джексон в ненецкой полярной одежде

Фредерик Джексон заинтересовался полярными странами ещё в 1880-е годы, совершив в 1887 году полугодовую поездку в Гренландию на промысловом судне «Эрик». В 1890 году Джексон предложил свои услуги для экспедиции Нансена, но получил отказ, поскольку норвежцы планировали национальную попытку достижения Северного полюса[3]. Проект достижения Северного полюса по Земле Франца-Иосифа Джексон впервые обнародовал в 1892 году, но не получил поддержки[4]. Чтобы приобрести необходимый арктический опыт, в августе 1893 года Джексон начал путешествие по Печорской тундре от острова Вайгач, достигнув Архангельска в конце декабря. Именно в Архангельске он получил известия, что Альфред Хармсворт согласился финансировать экспедицию на Землю-Франца Иосифа. Джексон отправил магнату телеграмму о намерении возглавить экспедицию, а сам отправился в Лапландию изучать методы передвижения и выживания коренных народов[5].

В статье Р. Савитта и К. Людеке (2007) подчёркивается роль Джексона как человека, который изменил отношение британского общественного мнения к полярным путешествиям и переориентировал интересы публики от Северо-Западного прохода к комплексным научным исследованиям. Генеральной целью был Северный полюс, однако, по его мнению, сначала следовало провести глубокую разведку и овладеть методами выживания в арктической природе[6]. Экспедиция почти не имела государственной поддержки, поэтому её глава мог решительно порвать с методами снаряжения и исследования, которые считались Британским Адмиралтейством единственно пригодными для полярных путешествий. Главный спонсор — Хармсворт — подчёркивал, что главной целью является не полюс, а успешная экспедиция[7], поскольку его основным намерением было повышение тиражей собственных изданий[5]. Это обстоятельство позволило Джексону не подстраивать свои планы под финансовые возможности, более того, он был единственным, кто разрабатывал все детали экспедиции. В Великобритании, США и Германии, по крайней мере, до 1905 года, значительная часть крупных полярных экспедиций планировалась не непосредственным главой команды, а учёным сообществом или правительственными ведомствами[8].

Свои планы Джексон опубликовал в течение 1894 года в нескольких статьях. Важнейшими целями экспедиции провозглашалась разведка пути на Крайний Север и картографирование береговой линии всех островов Земли Франца-Иосифа, а также решение вопроса о существовании «» (названной в честь голландского капитана Корнелиуса Гиллиса, который увидел её в 1707 году, но не высаживался)[9]. Последнее предполагало комплексное исследование архипелага в целом, на что требовалось по плану три года[10]. Несмотря на крайне сжатые сроки подготовки (5 месяцев), Джексону удалось предусмотреть все детали снаряжения и методов выживания. Планирование носило комплексный характер, включая ежегодную заброску свежих припасов на береговую базу, а также логистику санных поездок на месте[8].

Снаряжение[ | ]

Экспедиционное судно «Виндворд» у причала, вид с кормы

Успех экспедиции, по Джексону, зависел от трёх факторов: тёплой одежды и жилья, доброкачественной пищи и физического здоровья команды. Джексон придерживался принятой в те времена теории, что питьевая вода, полученная растопкой льда, провоцирует цингу, поэтому были взяты аппараты для дистилляции. Закупкой провианта занимался Реджинальд Кетлиц (англ. Reginald Koettlitz, 1861—1916). Помимо консервов, Джексон делал ставку на добычу белых медведей и моржей. Консультантом по подбору рациона был врач экспедиции Ли Смита 1881—1882 годов — У. Нил, который также настаивал на употреблении свежего мяса и крови, поэтому кровь убитых животных собирали и замораживали. Чтобы разнообразить меню, были взяты мясорубки и более 70 разновидностей пряностей, приправ, консервированных и маринованных овощей и фруктов. Для поддержания хорошего самочувствия Джексон настаивал на физической активности членов команды в течение всего года, поэтому даже в полярную ночь экспедиционеры играли в футбол и хоккей, бегали на коньках[11].

Нарты конструкции Нансена

Весенние и летние поездки по островам Земли Франца-Иосифа предполагалось осуществлять малыми отрядами, промежуточные склады для которых планировалось устраивать при помощи экспедиционного судна, но эти расчёты не оправдались. Джексон был одним из первых британских полярников, который оценил удобство лыж, а также настаивал на использовании собак и пони для перевозки запасов и геологических образцов, сберегая силы людей. Для пересечения проливов и разводий были взяты мореходные лодки, в том числе китобойный вельбот, каноэ и даже разборная алюминиевая лодка, но все они оказались мало пригодны для преодоления всторошенного пакового льда. Экспедиция располагала 17-ю санями разного размера и грузоподъёмности, и Джексон был первым после Нансена полярником, который оценил удобство нарт. Джексон использовал сани Нансена (образца времён Гренландской экспедиции), доработанные с учётом собственного сибирского опыта[12]. Они были заказаны в Норвегии через Александра Нансена — брата знаменитого полярника[4].

Походное снаряжение включало оригинальные палатки и аппараты для варки пищи, сконструированные на основе собственного опыта Джексона, хотя не всё удалось заказать из-за ограниченного срока сборов. Палатки системы Джексона (напоминающие по конструкции зонт) впоследствии были приняты на вооружение британскими вооружёнными силами и использовались в походах Шеклтона и Скотта. Главной тягловой силой в санных походах Джексон сделал пони, которые, по мнению полярника, позволяли перевозить тяжёлые грузы на начальной стадии экспедиции — закладке складов, а затем могли использоваться в пищу собаками и людьми. Ставка на лошадей также была следствием российского опыта Джексона, который в 1893 году покрыл расстояние около 500 миль (800 км) за 7 дней в суровую зимнюю погоду и был в восторге от выносливости северной породы. Склады и маршруты должны были равномерно охватывать территорию архипелага, обеспечивая возможность отступления. Жизнь и здоровье участников команды Джексон считал первостепенными, а любые жертвы — неприемлемыми. Это было необычно для британского полярного опыта: флотские офицеры обычно шли на риск, пренебрегали здоровьем и жизнью участников экспедиций. Походное снаряжение большей частью было алюминиевым для уменьшения веса. Сэр Клементс Маркем посоветовал Джексону использовать ездовых собак. Команда Джексона использовала упряжки в 2, 8 и 16 голов для грузов разного объёма, но, в общем, начальник экспедиции считал сибирских лаек более подходящими для охоты и защиты людей от медведей[13].

Команда[ | ]

Бломквист и Джексон исследуют окаменелости

Джексон принял решение не размещать зимовочную партию на судне. Корабль должен был снабжать стационарную базу, устроенную на Земле Франца-Иосифа. Такая схема позволяла своевременно отчитываться об успехах, эвакуироваться в случае крайней необходимости, а также минимизировать возможные конфликты в команде, поскольку для Джексона была очевидна несхожесть взглядов и методов научной партии и военных моряков. Береговой отряд должен был включать не более 8 или 9 человек, каждый из которых должен быть высококвалифицированным специалистом. Это позволяло экономить ресурсы, а также не требовало больших усилий по руководству, поскольку каждый имел чётко обозначенный круг обязанностей[11]. Историк полярных путешествий Роланд Хантфорд утверждал, что Джексон был первым британским полярником, который составил команду преимущественно из учёных[14]. В зимовочный отряд вошли[15]:

  • Фредерик Джексон — начальник экспедиции;
  • [en], доктор медицины, — врач и по совместительству геолог;
  • Гарри Фишер, куратор музея Университетского колледжа (Ноттингем) — ботаник, консерватор коллекций;
  • Джосайя Чайлдс — минералог и химик, по совместительству — плотник и фотограф;
  • Уильям Спирс Брюс — натуралист, заменивший Фишера в сезон 1896—1897 годов;
  • Дэвид Уилтон — натуралист в сезон 1896—1897 годов (он познакомился с Джексоном ещё в России);
  • Альберт Армитедж — администратор, астроном, специалист по магнетизму, единственный член команды, включённый в неё по настоянию Хармсворта.

В экспедиции также участвовали разнорабочие Г. Дансфорд и С. Бёрджес, кок Джон Хейвард, каюр-саами Карл Бломквист. Большинство из них отбыло на родину в 1896 году[16].

В дальнейшем Армитедж, Брюс и Кетлиц участвовали в экспедициях Шеклтона и Скотта. Армитедж был человеком сложного характера, вдобавок, он представлял в команде спонсора. Несмотря на трения (вплоть до того, что каждый приказ начальник излагал в письменной форме), Джексон смог с ним поладить и в 1898 году рекомендовал на [en] Королевского Географического общества[17]. В дальнейшем Армитедж безуспешно доказывал Роберту Скотту необходимость использования ездовых собак в полярных походах; именно он первым объявил о непригодности пони[15]. Большую часть научной работы, особенно в сфере ихтиологии и орнитологии, выполнил У. Брюс в заключительный сезон экспедиции. Примечательно, что важным мотивом его трений с начальником экспедиции было резко отрицательное отношение к охоте как спортивному мероприятию, хотя он не отрицал необходимость добычи зоологических образцов для коллекций[18].

Ход экспедиции[ | ]

Сезон 1894—1895 годов[ | ]

Джексон на фоне склада-балагана; также видна волокуша и ездовой олень. Лето 1896 года

Джексон вернулся из Лапландии в Лондон 5 февраля 1894 года, и уже 12 июля экспедиция отправилась в Арктику. Судном был старый китобоец «Виндворд», снабжённый паровой машиной в 75 л. с. Основная часть заказанного снаряжения была погружена в Архангельске с 31 июля по 5 августа. На борт были взяты 4 пони, меховая одежда и даже разобранная поморская изба для зимней базы. Судно было сильно перегружено. Далее двинулись в урочище Хабарово в проливе Югорский Шар, где погрузили оленину, меховые шкуры для шитья одежды и спальных мешков, а также 30 остяцких лаек. Остров Белл увидели 25 августа и планировали высадиться на мыс Гранта, но приблизиться мешала 35-мильная полоса льда, которая удерживала корабль со слабой машиной в течение двух недель[19]. Только 8 сентября началась высадка на мысе Флора. Из-за рано наступившей зимы «Виндворд» не мог вернуться, но для него удалось найти надёжную гавань. Однако это создавало серьёзную проблему, поскольку на зимовке осталось не 8, а 41 человек (на судне зимой умерли двое матросов)[20]. Сразу же начались метеорологические наблюдения, которые производились сначала каждые четыре, а затем — через два часа в течение трёх лет подряд. Магнитными наблюдениями во время зимовок занимался Армитедж[21].

Разгрузка и возведение базы начались 10 сентября. Зимняя база получила имя «Элмвуд» (англ. Elmwood), она включала жилой дом, четыре деревянных склада с парусиновой крышей, собачьи будки и конюшню. Работы велись круглосуточно по следующему графику: 16 часов работы и 8-часовой перерыв на отдых и еду. База располагалась на береговой террасе на галечном пляже на высоте 115 футов (35 м) над морем. Жилой дом был построен из сосновых брёвен толщиной в 1 фут (30 см), жилое пространство имело размер 20 × 20 футов (36 кв. м) и высоту 7 футов (2,1 м). Крыша и пол были двойными, окна также имели двойные рамы. Стены были надёжно проконопачены мхом и изнутри обтянуты зелёным сукном. Из-за малого пространства члены экспедиции были вынуждены ночевать вповалку в меховых спальных мешках. В жилой комнате располагался круглый стол посередине и книжные шкафы, под потолком были устроены подвесы для сушки одежды и лыж. В сенях разместили кухню и кладовую[22].

Имевшиеся у Джексона карты, составленные Пайером и Ли Смитом, представляли Землю Франца-Иосифа как обширный материковый массив, окружённый по периферии островами. Джексон рассчитывал с наступлением полярного дня начать закладку депо и продвигаться настолько севернее, насколько получится. Пайер не прошёл далее 82° 05' с. ш., но утверждал, что севернее были ещё земли, которые получили имя «Земля Короля Оскара» и «Земля Петермана». Ли Смит открыл Землю Александры, которая, по его мнению, простиралась далеко на запад. Джексон рассчитывал, что эти земли являются отрогами полярного материка и позволят достигнуть полюса. Солнце на широте мыса Флора взошло 23 февраля 1895 года, и уже 10 марта санная партия выступила в путь в составе Джексона, Армитеджа и Карла Бломквиста. У них было четверо нарт, запряжённых двумя лошадьми. Они заложили депо на острове Гукера. 16 апреля эта же партия взяла 8 нарт, влекомых всеми четырьмя лошадьми (в первую неделю их сопровождали Кетлиц и Хейвард) и вышла к Британскому каналу — проливу, разделяющему западные и центральные острова архипелага. По льду они достигли 81° 20' с. ш. и 2 мая добрались до западного побережья острова Джексона. Здесь вместо пайеровской «Земли Зичи» они обнаружили множество мелких островов. Поскольку наступило полярное лето и началось таяние льдов, Джексон решил возвращаться. Стало ясно, что полюс недостижим, а прежние представления о природе Земли Франца-Иосифа ошибочны. 3 июля море очистилось ото льда, и «Виндворд» мог вернуться на родину после зимовки. 11 июля Джексон в сопровождении пятерых членов команды отплыл на вельботе «Мэри Хармсворт» в сторону Земли Александры. Здесь пригодился морской опыт Армитеджа: разразился сильнейший шторм, во время которого шестеро путешественников провели сутки в шлюпке посреди бурного моря[17]. В результате они открыли крайнюю западную точку архипелага — мыс Мэри-Хармсуорт — и благополучно возвратились 12 августа[23][21].

Встреча с Нансеном[ | ]

Встреча Нансена и Джексона. Постановочная фотография, сделанная через несколько часов после их действительной встречи

Следующей весной, 18 марта 1896 года, Джексон, Армитедж и Бломквист пошли по Британскому каналу, рассчитывая улучшить результаты прошлого года. Поскольку трое пони пали во время зимы, нарты тянули оставшаяся лошадь и 16 собак. Открытые разводья остановили их у острова Джексона, и с высокого мыса было видно «водяное небо» (то есть отблески открытой воды на облачности), а лодки с собой не было[24]. 17 июня 1896 года близ зимней базы состоялась «самая знаменитая встреча в истории полярных исследований» (по выражению У. Миллса)[25]. К зимовью Джексона, привлечённый лаем собак, вышел Фритьоф Нансен, который в марте 1895 года попытался вместе с Ялмаром Йохансеном достигнуть Северного полюса. Из-за тяжёлых ледовых условий они повернули обратно на 86° 14’ с. ш. и к июлю достигли неизвестных северных отрогов Земли Франца-Иосифа. С 28 августа 1895 по 19 мая 1896 года норвежцы зимовали на острове Джексона в примитивной землянке, выяснилось, что в марте англичане не дошли до них всего 35 миль (56 км). Нансен описывал встречу так:

С одной стороны стоял европеец в клетчатом английском костюме и высоких сапогах, цивилизованный человек, гладко выбритый и подстриженный, благоухающий душистым мылом…; с другой — одетый в грязные лохмотья, перемазанный сажей и ворванью дикарь, с длинными всклокоченными волосами и щетинистой бородой, с лицом настолько почерневшим, что естественный светлый цвет его нигде не проступал…[26]

Нансен (слева) и Йохансен (справа) на мысе Флора у базы «Элмвуд». Фото Ф. Джексона, 17 июня 1896

Первым норвежцев заметил Армитедж. Джексон при первой встрече был уверен, что «Фрам» погиб, а Нансен и Йохансен — единственные выжившие, но потом убедился в своей ошибке[27]. Нансен и Йохансен провели в Элмвуде шесть недель, активно занимаясь охотой на птиц и медведей, а также сбором геологических образцов. 26 июля 1896 года пришёл «Виндворд» с припасами и сменой команды — прибыли Уильям Брюс и Дэвид Уилтон. 7 августа с мыса Флора отправились норвежцы и британские зимовщики — Фишер, Чайлд, Бёрджес и Бломквист. Джексон остался на третью зимовку, хотя первоначально считал, что за два года основные задачи выполнены. Полученные от Нансена сведения требовали уточнения. Кроме того, скопировав норвежские нарты и каяки, Джексон хотел попытаться выступить к полюсу по морскому льду. Зимовка проходила тяжело: чтобы хоть немного побыть одному, Джексон в полярную ночь уходил спать на крышу дома, в отчёте экспедиции он объяснял это тестированием свойств спальных мешков[25].

Заключительный сезон 1897 года[ | ]

Джексон и Нансен на охоте

На «Виндворде» летом 1896 года доставили четырёх ездовых оленей, но ни одной лошади. 15 марта 1897 года Джексон и Армитедж выступили на север с 13 собаками и единственной оставшейся лошадью. О достижении полюса не могли идти и речи, и Джексон попытался обследовать западные острова архипелага, на что потратил 8 недель, картографировав побережья Земли Александры и Земли Георга[28]. Были засняты все побережья Австрийского пролива и пройден весь Британский канал. Съёмка доказала, что Земля Георга — крупнейший остров архипелага. Не удалось обнаружить «Землю Гиллиса», якобы замеченную голландскими китобоями ещё в 1707 году. Несмотря на крайне плохую погоду, был открыт полуостров Армитидж на Земле Георга, остров Артура, ледниковый купол и . Выяснилось также, что природа северной низменной части Земли Александры совершенно не похожа на остальные острова архипелага[29].

8 мая Джексон вернулся на мыс Флора, но уже через 12 дней выступил на исследование земель за пределами острова Гукера. Ледовая обстановка помешала этому плану. 22 июля пришёл «Виндворд» с приказом спонсора завершать экспедицию, хотя Джексон был готов остаться ещё на одну зимовку. 6 августа команда в полном составе покинула остров. На обратном пути была сделана попытка найти Землю Гиллиса с борта судна, но безуспешно. 3 сентября 1897 года все благополучно вернулись в Лондон[28].

Итоги и результаты[ | ]

Джексон на базе «Элмвуд»

Отчёт экспедиции был зачитан в Королевском Географическом обществе 8 ноября 1897 года и опубликован в февральском выпуске «[en]» за 1898 год[30]. За три года экспедиции было пройдено около 1140 миль (1835 км) по островам и проливам Земли Франца-Иосифа, из которых около 500 миль (800 км) было надёжно картографировано. Архипелаг был целиком пройден с севера на юг и выяснилось, что он не простирается далеко на север, в 1895 году было открыто 9 островов. На мысе Флора были найдены окаменелости юрского периода, показавшие, что некогда климат в Арктике был умеренным или даже субтропическим (найдены останки папоротников и гинкго). Было опровергнуто существование ряда крупных островов, нанесённых на карту Пайером[31]. Были собраны обширные зооботанические коллекции и открыто 611 новых видов животных, что было намного больше, чем в предыдущих экспедициях в Арктику[32]. Научные отчёты занимают 176 страниц из 565, составляющих текст второго тома описания экспедиции[18].

Ход и результаты экспедиции были описаны Джексоном в двухтомной книге «Тысяча дней в Арктике» (1899). Его пристрастие к охоте на крупную дичь привело в известной степени к тому, что навыки арктического путешественника и исследователя для широкой публики были заслонены негативным отношением к Джексону — спортсмену и охотнику[6]. Тем не менее, охота позволила сохранить здоровье людей, Джексон в отчёте экспедиции обращал особенное внимание на то, что за все три года экспедиции ни один из членов зимовочной партии не испытывал даже незначительных недомоганий[19]. Рецензентов раздражало, что Джексон скрупулёзно описывал все футбольные матчи, проведённые командой[6]. В целом его опыт позволил отказаться от ранее принятых методов полярных исследований, практикуемых британцами. Опыт самого Джексона через Армитеджа и Брюса был передан Шеклтону и Скотту — с разной степенью успеха. Существует мнение, что методы Джексона пристально изучал и Амундсен. Шеклтон и Амундсен в дальнейшем использовали системный подход к планированию, внедрённый Джексоном[33]. Одной из причин игнорирования роли Джексона в истории полярных исследований был факт, что он не принадлежал к профессиональному сообществу и смело нарушал правила, сложившиеся в британском Адмиралтействе и Географическом обществе[32].

Примечания[ | ]

  1. Mills, 2003, p. 328.
  2. Savitt, 2007, p. 55.
  3. Fleming, 2002, p. 241.
  4. 1 2 Jackson, 1898, p. 114.
  5. 1 2 Mills, 2003, p. 327.
  6. 1 2 3 Savitt, 2007, p. 56.
  7. Savitt, 2007, p. 57.
  8. 1 2 Savitt, 2007, p. 59.
  9. . Arctic Explorations. — Washington : U.S. Government Printing Office, 1898. — P. 276.
  10. Jackson1, 1899, p. 2—3.
  11. 1 2 Savitt, 2007, p. 60.
  12. Savitt, 2007, p. 60—61.
  13. Savitt, 2007, p. 61.
  14. Huntford, 2001, p. 351.
  15. 1 2 Savitt, 2007, p. 62.
  16. Нансен2, 1956, с. 210—228.
  17. 1 2 Mills, 2003, p. 35.
  18. 1 2 Savitt, 2007, p. 63.
  19. 1 2 Jackson, 1898, p. 115.
  20. Mills, 2003, p. 327—328.
  21. 1 2 Jackson, 1898, p. 118.
  22. Arthur Montefiore, F.G.S. The Jackson-Harmsworth North Polar Expedition: An Account of Its First Winter and of Some Discoveries in Franz Josef Land. Royal Geographical Society Geographical Journal (1895). Проверено 12 мая 2017.
  23. Mills, 2003, p. 328—329.
  24. Jackson2, 1899, p. 138.
  25. 1 2 Mills, 2003, p. 329.
  26. Нансен2, 1956, с. 213.
  27. Нансен2, 1956, с. 215.
  28. 1 2 Mills, 2003, p. 329—330.
  29. Магидович, 1985, с. 34.
  30. Jackson, 1898, p. 113.
  31. Jackson, 1898, p. 113—138.
  32. 1 2 Savitt, 2007, p. 64.
  33. Savitt, 2007, p. 60—62, 64.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]