Этос

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Этос (греч. ἦθος нрав, характер, душевный склад) — многозначное понятие с неустойчивым терминологическим статусом. Понятие «этос» дало начало понятиям этики и этологии.

Этос в философии[ | ]

  • Термин «этос» в античной философии обозначал привычки, нравы, характеры, темпераменты, обычаи. Предметную область этоса составлял особый срез человеческой реальности (определённый класс индивидуальных качеств, соотнесённых с определёнными привычными общественного поведения). Этос считался подверженным изменениям и противопоставлялся физису, природе человека, которая полагалась неподвластной ему, неизменной.
В то же время этос, как более устойчивый во временном смысле нравственный характер, часто противопоставляется также пафосу, как душевному переживанию.
Аристотель трактовал этос как способ изображения характера человека через стиль его речи и через как основной признак человеческой деятельности. Древние греки использовали и понятие «патос» (пафос). Если этос описывал спокойный, нравственный характер, разумный , то патос определял поведение беспокойное, неупорядоченное, иррациональное, аффективное. Сегодня понятие «патос» может быть использовано для обозначения всего того, что приводит к расшатыванию нормативного порядка в социуме, к деструкции ценностей этоса, к «порче нравов».
  • Сегодня под «этосом» часто понимают стиль жизни какой-либо общественной группы, ориентацию её культуры, принятую в ней иерархию ценностей; и в этом смысле этос выходит за пределы морали. Согласно , этос, в отличие от морали, концентрирует в себе такие нравственные начала, которые не проявляются в повседневной жизни, свидетельствуя о неистребимой человеческой потребности в признании нравственного порядка в мире, даже если он плохо согласуется с житейским опытом людей.
Современное понятие «этос» позволяет достаточно чётко отличать феномен этоса от нравов: это понятие адекватно для обозначения промежуточного уровня между пёстрыми нравами — и собственно моралью, сущим — и . В то же время современное понятие «этос» помогает провести демаркационную линию между этосным как реально-должным, выходящим за полюсы притяжения хаотического состояния нравов, и строгим порядком идеально-должного, сферой собственно морального.
  • Современная (Левинас и др.) интерпретирует этос как совокупность нравственных императивов, присущих интерсубъективному пространству.
  • В современной общей риторике «этос» — аффективное состояние получателя информации, возникающее в результате воздействия на него какого-либо сообщения; специфические особенности этого состояния варьируют в зависимости от определённых параметров (метабол).
Структура этоса в общей риторике включает три разновидности:
а) ядерный этос, связанный со структурой метаболы, используемой одинаковым образом, независимо от того, идёт ли речь о сакрализации (литургия), об убеждении (реклама), о возвеличивании некоторых ценностей (определённый тип поэзии), об игре (кроссворды) или даже такой языковой деятельности, которая вообще не порождает явного этоса (нахождение имени для обозначения новой реальности);
б) автономный этос, связанный со структурой метаболы и субстанцией — психологическими и социологическими факторами (паралингвистический аспект);
в) контекстуальный этос, связанный со структурой метаболы, субстанцией и контекстом. Текст предстает в виде пространства, в котором необходимо изучить взаимозависимости, соответствия, синтагматические или парадигматические связи (в уровни и диспозиции), которые устанавливаются между различными метаболами и создают в своей совокупности контекстуальный этос.

Этос в музыке[ | ]

Представление об этосе музыки — важная составляющая часть античного мировоззрения. Рассматривая различные цели использования музыки, Аристотель предписывал, в том числе, и «воспитательную» цель:

Мы утверждаем, что музыкой следует пользоваться не ради одной цели, а ради нескольких: и ради воспитания, и ради очищения <...> и ради времяпрепровождения, т.е. ради успокоения и отдохновения от напряжённой деятельности.

Аристотель. Политика, 1341b

Греческие и римские философы и теоретики музыки приписывали важнейшим категориям гармонии (родам мелоса, видам октавы и ладам), ритмам и тембрам (конкретных музыкальных инструментов) этические характеристики.

Диатонический род мелоса стандартно описывался как строгий и естественный, в то время как хроматика — род изнеженный, развращающий душу человека. Чаще всего дорийский лад описывался как мужественный и серьезный, фригийский как экстатический и возбуждающий, лидийский как грустный и жалобный. Платон в «Государстве» (III.10), призывая исключить все сложные музыкальные инструменты из города, считал полезными только лиру и кифару, «а в полях у пастухов пусть будет сиринга».

При том что античность не знала единой классификации средств музыкальной выразительности по этическому признаку (этосы ладов, ритмов и др. могут разниться от одного описания к другому), едина тенденция рекомендовать одни роды мелоса, ритмы, лады, музыкальные инструменты и т.д. и запрещать другие, поскольку общим в античности было рассмотрение музыки с точки зрения её общественной полезности (или, соответственно, вредности). Характерно, что один из самых знаменитых музыкальных трактатов всех времён, «Основы музыки» Боэция, открывается главой «О том, что музыка нам естественно присуща, и о её способности возвышать или портить нравы» (mores)[1].

В Средние века некоторые теоретики, в подобие античных описаний ладов (тонов), давали этические характеристики церковным тонам григорианской монодии. Среди них Иоанн Коттон, Арибо Схоласт, Рамос де Пареха, Адам Фульдский, Иоанн Тинкторис. Поскольку эти характеристики неустойчивы и противоречивы, говорить о единообразии этоса средневековых церковных тонов невозможно.

Начиная с эпохи (позднего) Возрождения и в Новое время этические характеристики получили две основные разновидности трезвучия — трезвучие большое («мажорное») и трезвучие малое («минорное»). Историю этических характеристик обоих трезвучий обычно возводят к труду «Основы гармоники» Дж. Царлино (1558):

Если большая терция находится в нижней части квинты, то гармония делается веселой (allegra), а если она находится сверху, то гармония становится печальной (mesta)[2].

В Новое время была разработана целая система музыкальных темпов (итал. Allegro, Moderato, Vivace, Largo, Mesto, Grave и т.п.), которые указывали не столько на скорость движения «в абсолютном выражении», сколько на типичный (требуемый) этос, с этой скоростью связанный.

Примечания[ | ]

  1. Mos — латинский перевод др.-греч. ἦθος. Перевод указанной главы см. в кн.: А.М.С. Боэций. Основы музыки / Подготовка текста, перевод с латинского и комментарий С. Н. Лебедева. — М.: Научно-издательский центр «Московская консерватория», 2012, с. 3.
  2. «…quando si pone la Terza maggiore nella parte graue [della Quinta], l' Harmonia si fà allegra; et quando si pone nella parte acuta, si fà mesta». Ist. harm. III,31.

Литература[ | ]

  • Hornbostel E.M. Tonart und Ethos // Musikwissenschaftliche Beiträge. Festschrift J.Wolf. — Berlin, 1929.
  • Handschin J. Der Toncharakter. — Zürich, 1949.
  • Античная музыкальная эстетика. Вступительный очерк и собрание текстов А. Ф. Лосева. — М., 1960.
  • Anderson W. Ethos and education in Greek music. The evidence of poetry and philosophy. — Cambridge (Massachusets), 1968.
  • Смакотина Н. Л. Социология неопределенности. — М., 1999.
  • Лебедев С. Н. Древнегреческие лады // Большая российская энциклопедия. Т. 9. — М., 2007. — С. 333—334.
  • Лебедев С. Н. Греция древняя. Музыка // Большая российская энциклопедия. Т. 7. — М., 2007. — С.728-729.
  • Proscurcin Junior, Pedro. Der Begriff Ethos bei Homer. Beitrag zu einer philosophischen Interpretation. — Heidelberg: Winter, 2014.